Жалоба в Конституционный Суд РФ от 21 мая 2010 года

В Конституционный Суд

Российской Федерации

190000 Санкт-Петербург

Сенатская площадь д.1.

 

Заявитель: Аракчеев Сергей Владимирович о6.07.1981 г.р., осуждённый Северо-Кавказским Окружным Военным Судом по ст. 105 часть 2 УК РФ к 15 г.л.с.

Отбывающий наказание по адресу 391846, Рязанская обл, г. Скопин, мкр. Октябрьский ФБУ ИК-3

 

Адрес почтового контакта: Рязанская область, г. Скопин, мкр. Октябрьский ФБУ ИК-3, 7 отряд, индекс 391846

 

Представитель заявителя: адвокат Аграновский Дмитрий Владимирович, действующий на основании доверенности.

Адрес: 109147, г. Москва, ул. Марксистская, д.34, к.8, МКА «Липцер, Ставитская и партнёры»

Тел. 8903-746-98-94

 

Оспариваемый акт: часть 4 ст. 49, часть 3 ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

(Федеральный закон N171-ФЗ от 18.12.2001 года в последней редакции) от 05 мая 2010 г., N76-ФЗ

 

Опубликован: Первоначальная редакция в Российской Газете N249 от 22.12.2001 г.

 

Орган, принявший оспариваемый акт: Государственная Дума
Федерального Собрания Российской Федерации

Адрес: город Москва, Охотный ряд, д. 1

 

 

ЖАЛОБА

 

на нарушение конституционных прав и свобод гражданина России в соответствии со ст.ст. 96, 97 Федерального Конституционного Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»

 

В соответствии со статьёй 125 Конституции РФ, Конституционный Суд РФ, по жалобам на нарушение Конституционных прав и свобод граждан РФ проверяет конституционность закона, применённого или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном Федеральным Законом.

 

Ст. 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предусматривает право граждан, чьи права и свободы нарушаются законом, применённым или подлежащим применению в конкретном деле, на обращение с индивидуальной жалобой в Конституционный Суд РФ на нарушение их Конституционных прав и свобод.

 

В соответствии со ст. 36 ФКЗ  «О Конституционном Суде Российской Федерации», основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределённость в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон.

 

В соответствии со ст. 74 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд принимает решение по делу, оценивая, как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл придаваемый ему официальными и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов.

 

Поводом моего обращения в Конституционный Суд Российской Федерации является неопределённость в том, соответствует ли Конституции РФ часть 4 ст. 49, часть 3 ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса РФ в их неопределённом и расширенном изложении в законе, соответственно расширенном толковании и применении следователем, судом первой инстанции и Верховном Судом Российской Федерации, а именно:

- Ст. 50 часть 3 УПК РФ предписывает следователю – «а в случае его отказа принять меры по назначению защитника»

Позволяет следователю применять данные нормы на своё усмотрение, используя их широкое толкование и неопределённые законом меры.

- Ст. 49 часть 4 УПК РФ разрешает следователю допускать адвоката в качестве защитника по назначению, без оформления какого-либо официального решения – документа.

Разрешает допускать к участию в уголовном деле защитника по назначению следователем, адвоката, по ордеру не того адвокатского образования, в котором состоит адвокат, а совершенного другого, из другого субъекта Российской Федерации, Республики. Разрешает не проверять и не представлять в уголовное дело копию удостоверения адвоката, допускаемого в качестве защитника по назначению. Не возлагает на следователя обязанность по проверке документов адвоката при назначении и допуске, - удостоверения и ордера, - на предмет оригинальности и законности.

 

Считаю, что данное широкое толкование и соответственного применение норм части 3 ст. 50, части 4 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации – нарушило мои Конституционные права, закреплённые ст. 48 Конституции Российской Федерации, ст. 6 ч. 3, ст. 6, ч. 1 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

 

27 декабря 2007 года Северо-Кавказским окружным военным судом в отношении меня был вынесен обвинительный приговор. Приговор основан на применённых нормах обжалуемого закона. (Копия приговора, одна из трёх расшитых Секретариатом Конституционного Суда при предыдущих обращениях. Приложение N1).

 

28 августа 2008 года Кассационным Определением Верховного Суда Российской Федерации, приговор Северо-Кавказского Окружного военного Суда от 27 декабря 2007 года в отношении меня оставлен без изменения, а норма применённого, обжалуемого в данной жалобе закона и практика его применения по мнению Высшего Судебного Органа Российской Федерации является правильной. (Приложение N2; одна из двух расшитых Секретариатом Конституционного Суда официальных копий данного документа, при предыдущих обращениях).

 

26 июня 2007 года мой адвокат Аграновский Дмитрий Владимирович заявил ходатайство о признании недопустимыми доказательствами протоколов всех следственных действий, проведённых на предварительном следствии с моим участием (Приложение N3).

В обоснование ходатайства указано, что в протоколах следственных действий, проведённых в ходе предварительного следствия, указан некий адвокат Абрамов С.С., как адвокат по назначению.

При этом, в т. 4 л.д. 158 имеется ордер на имя адвоката Абрамова С.С. N 2047 от 22.07.2003 г. (Приложение N4).

Как усматривается из этого ордера реестровый номер адвоката Абрамова С.С. – 77/3786, то есть адвокат Абрамов С.С. являлся на тот момент членом адвокатской палаты города Москвы.

Военная прокуратура ОГВ(с), где происходило расследование, находится в Чеченской Республике п. Ханкала.

В соответствии со ст. 49 ч. 4 УПК РФ, защитник допускается к участию в уголовном деле по предъявлению удостоверения адвоката и ордера.

В соответствии со ст. 15 ч. 4 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», - Адвокат может одновременно являться членом адвокатской палаты только одного субъекта Российской Федерации, сведения о нём вносятся только в один региональный реестр. Адвокат вправе осуществлять свою деятельность только в одном адвокатском образовании, учреждённом в соответствии с настоящим Федеральным Законом.

 

В соответствии со ст. 6 часть. 2 Закона  «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», - «в случаях предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием».

 

Как видно из ордера N2047 от 22.04.2003 г., он выдан адвокатской палатой Чеченской Республики РФ.

Адвокат Абрамов С.С. членом адвокатской Палаты Чеченской Республики никогда не состоял.

Данное видно из ответа на запрос депутата Государственной Думы и моего защитника Рогозина Дмитрия Олеговича президенту палаты адвокатов Чеченской Республики Абдулкадырову Я.У. (Приложение N5)

Таким образом, ордер (ч. 4, п. 156), находящийся в материалах дела, не соответствует требованиям ст. ст. 6 ч. 2, 15 ч. 4 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и не мог явиться основанием для допуска адвоката Абрамова С.С. к участию в деле, в качестве защитника по назначению, поскольку, не соответствует тому адвокатскому образованию, членом которого на тот момент являлся адвокат Абрамов С.С.

Абрамов С.С. являлся членом «НО Московская межтерриториальная коллегия адвокатов», данное видно из номера в реестре, реестре опубликованном в интернет-источниках и ответа на запрос адвоката Аграновского Д.В. председателю Президиума …территориальной коллегии адвокатов Залманову В.Я. (Приложение N6)

 

1 августа 2007 года судьёй Северо-Кавказского Окружного Военного Суда Цибульником В.Е. вынесено постановление по заявленному 26 июля 2007 года ходатайству Аграновского Д.В. об отказе в его удовлетворении.

Из пятого абзаца второго листа данного постановления следует, что нарушение закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» имеет место. (Приложение N7)

Кроме того, какие-либо другие документы подтверждающие принятие следователем мер по назначению защитника, документы о вызове, об отказе обвиняемого (подозреваемого) от защитника, допуск защитника, оплата услуг защитника, представление в дело копии удостоверения адвоката или его номера, отсутствуют, не существуют, их просто нет. Самого адвоката Абрамова С.С., якобы осуществлявшего мою защиту, я никогда не видел, с ним не знаком.

 

= ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ =

 

Данная позиция защиты заявлялась в первом, втором и третьем судебных процессах, действия и бездействие судьи Цибульника В.Е. обжалованы и изложены в Кассационной жалобе адвоката Аграновского Д.В. (N20-26) (Приложение N8) в Верховный Суд РФ, но Верховный Суд РФ оставил с позволения обжалуемого в данном обращении закона ст. 49 ч. 4, ст. 50 ч. 3 УПК РФ основанной на принятии МЕР по назначению защитника, представлению в дело любого фальшивого, выданного ненадлежащим адвокатским образованием и по неизвестному поручению ОРДЕРА и неконкретизаций действий следователя в производстве вызова, назначения, допуска и оплаты услуг адвоката, назначенного в порядке ст. 51 УПК РФ.

Грубо говоря, по неопределённым мерам в Законе, - можно принимать любые действия (бездействие) в фальсификации, подмене документов и действующих лиц, при проведении следственных действий т.к. данное не запрещено ст. 49 ч. 4, ст. 50 ч. 3 УПК РФ.

 

Закреплённый Конституцией РФ и Европейской конвенцией «О защите прав человека и основных свобод», один из основополагающих принципов Верховенства права, в свою очередь относятся и к требованию правовой определённости.

 

Принцип правовой определённости устанавливает требования к качеству соответствующего закона. Закон должен быть доступен для заинтересованного лица, сформулирован с достаточной степенью точности и конкретности и не противоречить принципу верховенства права.

 

Принцип правовой определённости предполагает стабильность правового регулирования и существующих отношений, это, как и точность и конкретность правовых норм, необходимо для того, чтобы закон применялся и понимался всеми одинаково, не нарушая принцип ст. ст. 19, 2, 15, 17, 18, 45, 48, 50, 123 Конституции России, ст. 6 ч. 3; 1 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод».

 

Данному принципу верховенства права и правовой определённости, точной последовательности действий следователя при применении обжалуемых ст. 49, ч. 4, ст. 50, ч. 3, УПК РФ норм, никак не соответствует обширное предписывание законом неопределённых действий фразой:

- «ПРИНЯТЬ МЕРЫ ПО НАЗНАЧЕНИЮ ЗАЩИТНИКА»

 

Таким образом, примененной нормы ст. 50 ч. 3, ст. 49. ч 4 УПК РФ следователем Военной прокуратуры ОРФ(с) по Чеченской Республике Хорошуном С. А., судьёй Северо-Кавказского Окружного Военного Суда Цибульником В.Е. и Верховным Судом Российской Федерации в силу их неопределённости, обширности толкования, применены на своё усмотрение, исходя из обвинительной позиции по делу, показывает несовершенство обжалуемого закона позволяющего толкование в разные противоположные стороны, исходя из заинтересованности применяющей данные нормы стороны.

 

Безусловно данная неопределённость, отсутствие конкретизации действий должностного лица при вызове, назначении, допуске, оплате услуг адвоката, по назначению нарушают права и свободы человека и гражданина, гарантированные положениями ст. 6, ч. 3, ст. 6 ч. 1 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», Конституцией Российской Федерации, а именно:

 

- части 1 ст. 48 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно;

- части 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации о недопустимости использования доказательств полученных с нарушением федерального закона, при осуществлении правосудия.

 

Статья 2. Конституции РФ гласит: Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина обязанность государства.

Статья 17. Конституции РФ: «Признаются и гарантируются право и свобода человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».

 

Считаю необходимым уведомить высокий Конституционный Суд о поданном мною обращении в Европейский Суд (Досье N39187/06), о направлении в качестве дополнений туда всех моих обращений в Конституционный Суд РФ и Ваши ответы.

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими говорится в статье 18 Конституции РФ: - они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, и обеспечивается правосудием.

На основании всего вышеизложенного и руководствуясь нормами ст. 96 Федерального конституционного Закона «О конституционном Суде Российской Федерации», прошу:

 

СУД

Признать несоответствующим статьям 2, 15, 17, 18, 19, 45, 48, 50, 123 Конституции Российской Федерации положения ст. 50 ч. 3, ст. 49 ч. 4 Уголовно-Процессуального Кодекса Российской Федерации в части – неопределённого изложения, предписывания действий следователя, при производстве вызова, назначения, допуска, оплаты услуг адвоката по назначению. На основании ст. 40 пункта 4 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» ТРЕБУЮ принятия Конституционным Судом Российской Федерации решения по вопросу соответствия моей жалобы требованиям настоящего Федерального Конституционного Закона.

 

Приложения:

  1. Приговор Северо-Кавказского Окружного военного Суда на 74 л.
  2. Кассационное определение Верховного Суда РФ на 12 л.
  3. Ходатайство адвоката Аграновского Д.В. от 26.07.07. г. на 2 л.
  4. Ордер на имя адвоката Абрамова С.С. на 1 л.
  5. Ответ на запрос Рогозина Д.О. Я.У. Абдулкадыровым на 2 л.
  6. Ответ на запрос Аграновского Д.В. Залманова В.Я. на 3 л.
  7. Постановление судьи Цибульника В.Е. от 01.06.2007 г. на 3л.
  8. Кассационная жалоба Аграновского Д.В. на 63л.
  9. Квитанция об оплате пошлины от 11.04.09. на 1л.
  10. Доверенность на имя моего представителя в КС РФ на 1 л.
  11. Оспариваемый законодательный акт: ст. 49 ч. 4, ст. 50 ч. 3 Уголовно-процессуального Кодекса РФ на 1 листе.

 

Всего 163 л. Жалоба на 18 л.

О5.2010г.

 

Аракчеев С.В.