СЕГОДНЯ.РУ: "ДЕЛО СЕРГЕЯ АРАКЧЕЕВА НЕ ЗАКРЫТО!"

"Новостной провод появился как бы сам собой: адвокат Дмитрий Аграновский и писательница Марина Юденич побывали под Рязанью, в колонии, где отбывает свой срок Сергей Аракчеев. Если официально – бывший лейтенант Российской армии, поскольку лишен по суду звания и наград, а также 27 декабря 2007 года осужден по ст.105 ч.2 п.п. «а, ж» УК РФ («убийство двух или более лиц группой лиц») и приговорен к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Вместе с сапером Аракчеевым Северо-Кавказским окружном военным судом был осужден разведчик, теперь тоже бывший старший лейтенант Евгений Худяков – 17 лет лишения свободы. И если Аракчеев был взят под стражу в зале суда, то Худяков принял другое решение – он не явился на оглашение приговора (оба находились под подпиской о невыезде). 28 августа 2008 года Военная Коллегия Верховного суда РФ оставила приговор без изменений.
Здесь надо особо отметить один, на наш взгляд, главный момент всей многолетней судебной эпопеи, которая и сейчас далека от завершения. А именно: дважды суд присяжных признавал Худякова и Аракчеева невиновными в убийстве трех граждан России чеченской национальности. Первый оправдательный вердикт – 28 июня 2004 года, второй – 6 октября 2005 года. Оба раза Определениями Военной коллегии Верховного Суда РФ – от 11 ноября 2004 года и от 25 апреля 2006 года – оправдательные приговоры были отменены, и в третий раз дело Аракчеева и Худякова рассматривал уже судья В. Цыбульник без присяжных.
В отношении дел Юрия Буданова, группы Ульмана, Аракчеева и Худякова легко сорваться в эмоции. Именно эмоции заставляют людей требовать, чтобы армию, проводящую контртеррористическую операцию, не судили «по законам мирного времени». Это в корне неверно. Если не объявляли войны (а ее и не могли объявить на территории Российской Федерации), армия действует именно по законам мирного времени, со всеми вытекающими последствиями как для ее представителей, так и для мирного населения районов, где режим контртеррористической операции объявлен. Здесь, как и в деле группы Ульмана, и других, вопрос в другом: общество не соглашается именно с методами проведением судебных процессов. Не вдаваясь в подробности дела Аракчеева-Худякова, достаточно лишь отметить некоторые нестыковки, беря за основу документ с названием «Справка по делу военнослужащих в/ч 3186 Аракчеева С.В. и Худякова Е.В. (дело №8/06, 5/07)». Запись в журнале выхода машин свидетельствует о том, что в момент совершения описываемого судом убийства водителя и двух пассажиров «КамАЗа» Аракчеев был не с Худяковым на БТР А-226, а совсем в другом месте в качестве командира БТР А-208. В судебном заседании алиби Аракчеева С.В. подтвердили 25 свидетелей. Обвинение строилось на показаниях двух свидетелей, а также родни и односельчан погибших. При этом, как следует из приговора, одежда погибших в тот же день была сожжена, а тела без вскрытия преданы земле.
Защита требовала вскрытия, поскольку в теле одного из погибших осталась пуля – это следует из материалов дела. Казалось бы, при современном развитии криминалистики установить, выпущена пуля из личного оружия подсудимых или из какого стороннего автомата – пара пустяков… Однако в повторном вскрытии было отказано, это объявили нарушением религиозных традиций. Обращаюсь к публикации в «Комсомольской правде» от 12 февраля 2008 года: «…сторона защиты сделала, казалось бы, и вовсе самоубийственный для себя ход – адвокаты предложили провести повторное вскрытие трупов. Ведь в теле одного из убитых осталась пуля – неоспоримая улика... если, конечно, офицеры виновны. Доказать, из чьего автомата выпущена пуля, можно очень быстро. И все встало бы на свои места.
Однако в эксгумации суд отказал – эта процедура «противоречит нормам ислама», «невозможно обеспечить безопасность экспертов».
Еще раз: не дело журналистов – каких угодно, пусть хоть не одну собаку съевших на судебно-криминальной тематике! – оценивать решения суда. Но самое прямое дело и даже обязанность СМИ – фиксировать общественные настроения и говорить о них во всеуслышание. В российском обществе существует неприятие этих приговоров – факт. В Обращении к президенту РФ Дмитрию Медведеву особо подчеркивается: «Для нас непонятно, почему военные, рисковавшие своей жизнью во имя мира и спокойствия в России, не имеют права на суд присяжных? Чем они хуже других граждан?».
Должны ли власти прислушаться к общественным настроениям и дать органам правосудия возможность в законном порядке и с соблюдением всех законодательных формальностей развеять или подтвердить эти сомнения? Вернемся еще раз к обращению… Никто не требует каких-то внесудебных решений – «отпустить-помиловать»… Документ как раз призывает к строгому соблюдению законов и Конституции страны. Тем более что возможность такая снова появилась.
21 мая в Конституционный Суд Российской Федерации поступила жалоба Сергея Аракчеева и его адвоката Дмитрия Аграновского, в которой (опуская подробное изложение всех спорных юридических вопросов), говорится: «На основании ст. 40 пункта 4 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» ТРЕБУЮ принятия Конституционным Судом Российской Федерации решения по вопросу соответствия моей жалобы требованиям настоящего Федерального Конституционного Закона». Кроме того, в тексте жалобы говорится: «Считаю необходимым уведомить высокий Конституционный Суд о поданном мною обращении в Европейский Суд (Досье N39187/06), о направлении в качестве дополнений туда всех моих обращений в Конституционный Суд РФ и Ваши ответы».
А теперь вернемся к началу статьи, а именно к визиту Марины Юденич и Дмитрия Аграновского в ИК-3 УФСИН России по Рязанской области, где в 7-м отряде находится Сергей Аракчеев. В рамках интервью с разрешения администрации ИК было записано обращение Сергея Аракчеева, с распечаткой которого вы можете ознакомиться.
«Здравствуйте, друзья и товарищи! Я искренне, от всего сердца благодарен вам за поддержку, которую вы мне оказываете, за те письма, которые вы мне присылаете, за те средства, в том числе, и материального характера, которые вы передаете… За это искренне вам благодарен.
Но та тяжкая ситуация, в которой я нахожусь, она неизменна… Может измениться, в том числе с вашей помощью, которую вы прилагаете и которая, несомненно, я надеюсь на это, будет от вас в дальнейшем.
В такие моменты помогают не юристы, а помогает уже Господь. И с Его помощью, с Его покровительством действительно мы выберемся на тот путь, который нам будет необходим. Когда это свершится, в Верховном ли суде Российской Федерации, куда мы жалобу будем подавать в ближайшее время, либо будем в вышестоящих инстанциях, или может быть придется нам обратиться еще раз в Конституционный суд – это уже покажет время.
Но пока остается действительно только верить в то, что все закончится благополучно, в том числе и для меня».
Вот такое обращение. И в заключение хочу привести мнения известных людей по поводу дела Аракчеева и Худякова.
«Они имеют такое же право на суд присяжных, как любые другие граждане. Значимость решения, принятого третьим судом, принижается после двух оправдательных решений», - заместитель председателя комитета по безопасности Государственной Думы В.Илюхин.
«На мой взгляд, первопричиной оправдания послужило отправление правосудия не на территории Чеченской Республики, а также недопонимание присяжными по данному уголовному делу воли моего народа», - президент Чеченской Республики Р.Кадыров.
«Я думаю, все, что делается в отношении Аракчеева и Худякова, имеет корни за рубежом, идет со стороны людей, не заинтересованных в крепости России и защите у нас человеческого достоинства», - Герой Советского Союза, генерал армии В.Варенников.
«Я считаю, что доказательств невиновности моего подзащитного Сергея Аракчеева хватит на всю дивизию Дзержинского», - адвокат Д. Аграновский.
«Я убежден в абсолютной невиновности Аракчеева и не вижу ни одного доказательства связи между трупами и обвиняемыми, и не вижу ни малейших мотивов совершения таких преступлений», - представитель России в НАТО Д.Рогозин.

Николай Телепнев
15/06/2010 13:58
 

Источник