«Я убеждён в абсолютной невиновности Аракчеева и не вижу ни одного доказательства связи между трупами и обвиняемыми, и не вижу ни малейших мотивов совершения таких преступлений»

Заместитель Председателя Правительства РФ Д.О. Рогозин

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
16239 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

Кассационное определение ВС РФ об отмене приговора


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСК0Й ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 5-64/04

г. Москва «25» апреля 2006 г.

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего генерал-майора юстиции КОРОНЦА А.Н.,
судей генерал-лейтенанта юстиции ЗАХАРОВА Л.М.,
генерал-майора юстиции ШАЛЯКИНА А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 25 апреля 2006 года кассационные жалобы потерпевших Хасанова Х.У., Юнусова Ш.К., Эдилсултановой Б.М., Джамбекова О.А., Янгулбаева С.С., представителя потерпевших адвоката Тихомировой Л.А. на приговор Северо-Кавказского окружного военного суда, постановленный с участием присяжных заседателей, от 12 октября 2005 года, которым военнослужащие войсковой части 3186 старший лейтенант

ХУДЯКОВ Евгений Сергеевич, родившийся 26
января 1978 года в г.Воронеже, холостой,
несудимый, проходивший военную службу в
качестве офицера с апреля 2001 года,
 

и лейтенант
АРАКЧЕЕВ Сергей Владимирович,

родившийся 6 июля 1981 года в селе Рождествено

Собинского района Владимирской области, холостой,
несудимый, проходивший военную службу в
качестве офицера с марта 2002 года,

оправданы по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных пп.«а», «ж», «л» ч.2 ст.105, пп. «а», «б» ч.3 ст.286, а также ХУДЯКОВ по ч.1ст.167 УК РФ, а АРАКЧЕЕВ по ч. 2 ст. 167 этого же УК.

Заслушав доклад судьи генерал-майора КОРОНЦА А.И., выступление представителя потерпевших адвоката Тихомировой в поддержку кассационных жалоб, возражения на кассационные жалобы защитника-адвоката Кузнецовой И.В., выступление старшего военного прокурора Главной военной прокуратуры Порывкина А.В., полагавшего необходимым приговор отменить в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и направить настоящее уголовное дело в тот же военный суд со стадии предварительного слушания. Военная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ХУДЯКОВ и АРАКЧЕЕВ обвинялись в том, что около 17 часов 15 января 2003 года на проселочной дороге группой лиц по мотиву национальной ненвисти и вражды умышленно причинили смерть Янгулбаеву, Хасанову и Джамбекову, произведя в них по несколько выстрелов из автоматов «ВАЛ» и АК-74, причинив названным лицам данным лицам пулевые ранения головы, груди, от которых они скончались.

После этого АРАКЧЕЕВ при помощи тротиловой шашки подорвал автомобиль «КАМАЗ», в котором ехали указанные потерпевшие.

ХУДЯКОВ и АРАКЧЕЕВ обвинялись также в том, что в период с 16 до 23 часов того же дня они с применением насилия и оружия незаконно задержали гражданина Юнусова и, превышая имевшиеся у них полномочия, переместили последнего в спортивный зал, чем лишили его свободы на 7 часов. ХУДЯКОВ, кроме того, присвоил принадлежавшие Юнусову 7 000 рублей, золотой перстень стоимостью 2 003 рубля 40 копеек, а также произвел в потерпевшего три выстрела из автомата и нанес ему прикладом автомата удар по лицу, причинив легкий вред здоровью.

Кроме того, ХУДЯКОВ превысил свои полномочия, предусмотренные Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, принудив подчиненных военнослужащих к сокрытию следов совершенных им особо тяжких преступлений.

ХУДЯКОВ обвинялся и в том, что около 16 часов 15 января 2003 года в г.Грозном из автомата произвел по автомобилю «Волга», принадлежащему Юнусову, множественные выстрелы, причинив автомобилю повреждения на общую сумму 14260 рублей 20 копеек.

Своим вердиктом присяжные заседатели признали ХУДЯКОВА и АРАКЧЕЕВА невиновными.

В кассационных жалобах утверждается, что приговор подлежит отмене в связи со следующими допущенными судом существенными нарушениями уголовно-процессуального закона Российской Федерации.

Потерпевшие Хасанов, Юнусов, Эдилсултанова утверждают, что они, вопреки требованиям уголовно-процессуального закона, не были извещены о времени и дате судебного заседания, на котором была сформирована коллегия присяжных заседателей.

Потерпевшие Джамбеков и Янгулбаев считают оправдательный приговор незаконным, поскольку после его вынесения судом не принято решение о направлении уголовного дела прокурору для производства предварительного расследования в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 306 УПК РФ.

По их мнению, адвокат Кузнецова в судебном заседании допускала высказывания, сформировавшие у присяжных заседателей не соответствующее действительности отношение к виновности подсудимых и оценке обстоятельств дела.

Потерпевший Джамбеков указывает на оставление судом без внимания доказательств, подтверждающих совершение ХУДЯКОВЫМ и АРАКЧЕЕВЫМ преступных действий.

Потерпевший Джамбеков и представитель потерпевших адвокат Тихомирова Л.А. утверждают, что настоящее уголовное дело подлежало рассмотрению в Чеченской Республике и не судом с участием коллегии присяжных заседателей, а коллегией из трех судей.

Представитель потерпевших адвокат Тихомирова Л.А. указывает на отсутствие потерпевшего Юнусова при формировании коллегии присяжных заседателей, который не был надлежащим образом уведомлен о дате и времени судебного заседания, о чем свидетельствуют вернувшиеся в суд уведомления с указанием о невозможности вручить их адресату.

По мнению представителя потерпевших адвоката Тихомировой Л.А., выборка кандидатов в присяжные заседатели носила не случайный, а субъективный и тенденциозный характер. Состав кандидатов, прибывших в судебное заседание, не обеспечивал пропорциональное представительство населения регионов не Кавказа и не отражал его состав по национальному и демографическому признакам.

Формирование объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей было невозможным в связи с информированностью населения страны об обстоятельствах уголовного дела. При этом, как считает адвокат, фактические обстоятельства дела искажались, а действия подсудимых связывались с выполнением спецоперации по задержанию боевиков.

В кассационной жалобе указывается на невозможность формирования коллегии присяжных заседателей для рассмотрения настоящего уголовного дела, которая отвечала бы требованиям уголовно-процессуального закона и вследствие этого не подлежала бы роспуску вследствие тенденциозности ее состава.

В нарушение положений п.п.9 и 12 ст.12 Федерального закона Российской Федерации «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» не были опубликованы в средствах массовой информации муниципального образования фамилии, имена и отчества присяжных заседателей Куценко Тамары Дмитриевны, Молчанова Андрея Владимировича и Сироты Елены Петровны, вошедших в состав коллегии присяжных заседателей по настоящему делу.

Председательствующий по делу неоднократно нарушал требования ч.ч. 3 и 4 ст. 15 УПК РФ о создании необходимых условий для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Указанное нарушение выразилось в противодействии государственному обвинителю предоставлять доказательства в соответствии с ч. 1 ст. 274 УПК РФ, то есть по определенной им очередности исследования доказательств.

Председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств государственного обвинителя об исследовании
Доказательств, в частности об оглашении протокола проверки показаний на месте от 15 марта 2003 года и просмотре видеозаписи данного следственного действия с участием свидетеля Цупика.

Необоснованным представитель потерпевших считает также отказ в удовлетворении других ходатайств, заявленных в ходе судебного следствия и отклонение некоторых вопросов стороны обвинения, имевших существенное значение для уточнения обстоятельств дела. При этом, вопреки позиции стороны обвинения, председательствующий удовлетворял ходатайства стороны защиты, чем поставил стороны в неравное положение.

Выступая в прениях сторон, защитник Кузнецова затрагивала вопросы юридического характера, не входящие в компетенцию присяжных заседателей, давая оценку деятельности органов предварительного расследования. В нарушение требований ст.336 УПК РФ председательствующий не прервал выступление защитника-адвоката и не разъяснил присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные заявления при вынесении при вынесении вердикта, сделав это лишь по окончании выступления защитника.

Указанные нарушения непосредственно повлияли на формирование мнения присяжных заседателей и повлекли их незаконное оправдание.

Рассмотрев материалы дела, Военная коллегия приходит к следующим выводам.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального Конституционного закона «О военных судах Российской Федерации», Федеральных законов «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации», «О введении в действие уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 6 апреля 2006 года №3-П, пункт 5 части первой статьи 8 Федерального закона от 18 декабря 2001 года «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», согласно которому пункт 2 части второй статьи 30 УПК РФ, предусматривающий рассмотрение уголовных дел судом с участием присяжных заседателей, вводится в действие в Чеченской Республике с 1 января 2007 года, в действующей системе правового регулирования признан не противоречащим Конституции Российской Федерации.

Статьями 31 и 32 УПК РФ установлена предметная и территориальная подсудность уголовных дел. При этом, по общему правилу, уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления, управомоченному на рассмотрение дел соответствующей категории.

Согласно статье 13 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации», окружные (флотские) военные суды действуют на территории одного или нескольких субъектов Российской Федерации», на которой дислоцируются воинские части и учреждения Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов.

По смыслу статей 31 и 32 УПК Российской Федерации, местом совершения преступления является часть территории Российской Федерации, на которую распространяется юрисдикция суда соответствующего уровня. Применительно к делам об особо тяжких преступлениях против жизни, которые подсудны верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа, - это, как следует из части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации во взаимосвязи со статьей 65 Конституции Российской Федерации, территория находящихся в составе Российской Федерации республики, края, области, города федерального значения, автономной области или автономного округа.

Местом совершения на территории Российской Федерации преступлений, дела о которых подсудны окружному военному суду, является, по смысле статей 31 и 32 УПК Российской Федерации во взаимосвязи с частью 2 статьи 7, статьями 13 и 14 Федерального конституционного закона «О военных судах Российской Федерации», территория соответствующего субъекта Российской Федерации, независимо от того, распространяется юрисдикция этого суда на один или несколько субъектов Российской Федерации.

Дела об указанных в части 2 статьи 20 Конституции Российской Федерации особо тяжких преступлениях против жизни по ходатайству обвиняемого рассматриваются верховным судом республики, краевым или областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области, судом автономного округа, а также окружным (флотским) военным судом с участием присяжных заседателей.

В силу общего принципа территориальной подсудности применительно к уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей, это означает необходимость составления списков кандидатов в присяжные заседатели для окружного военного суда от каждого субъекта Российской Федерации, на территорию которого распространяется его юрисдикция, причем коллегия присяжных заседателей для рассмотрения соответствующего уголовного дела должна формироваться из граждан, постоянно проживающих на территории того субъекта Российской Федерации, где было совершено преступление.

Отбор присяжных заседателей из граждан, в числе которых по тем или иным причинам не представлены граждане, постоянно проживающие на территории субъекта Российской Федерации, на которую распространяется юрисдикция соответствующего окружного военного суда и на которой было совершено преступление, создавал бы опасность произвольного формирования коллегии присяжных заседателей для рассмотрения конкретного дела и тем самым не обеспечивал бы справедливое разбирательство дела беспристрастным судом, созданным на основании закона, право на которое гарантируется частью 1 статьи 47 и частью 1 статьи 118 Конституции Российской Федерации, а также пунктом 1 статьи о защите прав человека и основных свобод, пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, статьей 10 Всеобщей декларации прав человека.

Из положений статьи 32 УПК РФ, части 4 статьи 4 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации и пункта 5 части 8 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» в их системном единстве и взаимосвязи с приведенными положениями Конституции Российской Федерации не вытекает, что они допускают рассмотрение уголовных дел об особо тяжких преступлениях против жизни военным судом с участием присяжных заседателей, в числе которых не представлены граждане, постоянно проживающие на территории того субъекта Российской Федерации, где совершено преступление, данные нормы предполагают, что коллегия присяжных заседателей формируется из граждан, постоянно проживающих на территории субъекта Российской Федерации, где было совершено преступление, на основе общего и запасного списков кандидатов в присяжные заседатели. При невозможности сформировать коллегию присяжных заседателей на такой основе соответствующие уголовные дела подлежат рассмотрению окружным военным судом в ином уставленном законом составе, без участия присяжных заседателей, при том, назначение смертной казни не допускается.

Конституционно-правовой смысл указанных законоположений, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в названном Постановлении, является общеобязательным и исключает любое их истолкование в правоприменительной практике.

Таким образом, содержание статьи 32 УПК РФ, свидетельствует о невозможности рассмотрения настоящего уголовного дела Северо-Кавказским окружным военным судом с участием коллегии присяжных заседателей, сформированной не из граждан, постоянно проживающих на территории Чеченской Республики - места, где было совершено преступление, в котором обвиняются ХУДЯКОВ и АРАКЧЕЕВ.

В соответствии с указанным Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации настоящее уголовное дело подлежало рассмотрению окружным военным судом в ином установленном законом составе, без участия присяжных заседателей.

При таких данных следует признать, что уголовное дело по обвинению ХУДЯКОВА Евгения Сергеевича и АРАКЧЕЕВА Сергея Владимировича рассмотрено незаконным составом суда, что в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 381 УПК РФ является в любом случае основанием отмены судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 379, п. 3 ч. 1 ст. 378 и ч. 2 ст. 385 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Северо-кавказского окружного военного суда с участием присяжных заседателей от 12 октября 2005 года в отношении ХУДЯКОВА Евгения Сергеевича и АРАКЧЕЕВА Сергея Владимировича отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

Избрать ХУДЯКОВУ Евгению Сергеевичу, 26 января 1978 года рождения, и АРАКЧЕЕВУ Сергею Владимировичу, 6 июля 1981 года рождения, меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Председательствующий

Судьи