«Уместно предположить, что в деле Аракчеева и Худякова для жителей республики важны отнюдь не юридические тонкости. Важно, чтобы хоть кто-нибудь из «федералов» ответил перед законом»

Член правления общества «Мемориал» А. Черкасов

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
16239 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

Ходатайство о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы

Северо – Кавказский
окружной военный суд
судье Цыбульнику В. Е.

по делу Аракчеева С. В.,
обвиняемого по ст. ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л»,
162 ч.3 п. «б»,35 ч.2-286 ч.3 п.п. «а,б» УК РФ,
Худякова Е. С., обвиняемого
по ст. ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л»,
162 ч.3 п. «б», 167 ч.1, 16 ч.1,
35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а,б» УК РФ.

 

 

Х О Д А Т А Й С Т В О
о назначении повторной экспертизы эксгумированного трупа

В соответствии с ч. 2 ст. 207 УПК РФ в случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Повторная экспертиза назначается: при выяснившейся некомпетентности эксперта, существенном нарушении правил назначения и производства экспертизы (в том числе прав обвиняемого); возможной заинтересованности эксперта в исходе дела; при научной необоснованности хода исследования; противоречии выводов фактическим обстоятельствам дела; установлении новых данных, которые могут повлиять на выводы эксперта; при разногласии между членами экспертной комиссии.
Повторная экспертиза назначается в случае необоснованности заключения эксперта или сомнений в его правильности.

Необходимость назначения повторной экспертизы эксгумированного трупа подтверждается следующими обстоятельствами.

1. В соответствии со ст. 8 ФЗ от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.
В соответствии со ст. 204 ч. 1 п. 9 УПК РФ в заключении эксперта указывается содержание и результаты исследований c указанием примерных методик. В соответствии со ст. 204 ч. 1 п. 10 УПК РФ заключение эксперта должно содержать обоснование сделанных им выводов.
Инструкция по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы, утвержденная приказом Минздрава от 24.04.2003 г. №161 в главе 2 «Экспертное исследование трупа» прямо предписывает полное наружное, внутреннее исследование трупа, лабораторное исследование трупного материала, исследование одежды, без чего экспертное исследование не может считаться полным и обоснованным.
В заключении № 05/6/03 от 20.05.2003 г. указано, что «ввиду религиозных убеждений проводилось только наружное исследование трупа. Труп располагается на дне могилы. Завернут в льняную ткань, прозрачную полиэтиленовую пленку и вату. После разворачивания труп мужчины без одежды с выраженными гнилостными изменениями (…)». Аналогичные положения содержатся в заключении № 05/4/03 от 20.05.2003 г., № 05/5/03 от 20.05.2003 г.
Таким образом, заключения № 05/6/03 от 20.05.2003 г., № 05/4/03 от 20.05.2003 г., № 05/5/03 от 20.05.2003 г. выполнены не на основании полного исследования трупов, а лишь по результатам исключительно наружного осмотра трупов, пробывших в месте захоронения 4 месяца, находящихся в стадии выраженных гнилостных изменений.
При наружном исследовании трупа непосредственно в могиле не может быть получено данных, достаточных для решения стоящих перед экспертом вопросов. Посмертные изменения в значительной степени искажают вид и размерные характеристики исследуемых объектов, в том числе ран, при этом достаточная коррекция искажений невозможна, а частичная достигается специальными методиками в условиях медико–криминалистической лаборатории.
Полноценное исследование трупа должно включать как наружное, так и внутреннее исследование с изучением головного мозга и его оболочек, грудной и брюшной полостей, забрюшинного пространства и органов и тканей, содержащихся в них, при необходимости также др. органов в требуемом объеме. Должно проводиться надлежащее всестороннее лабораторное исследование трупного материала. Данные требования были нарушены.
Кроме того, должно производиться судебно-медицинское и криминалистическое исследование одежды с предоставлением судебно-медицинскому эксперту полученных результатов. Однако, никаких исследований одежды не проводилось (ни в ходе первоначальных, ни в ходе повторных судебно-медицинских экспертиз), а в деле вообще отсутствуют какие-либо указания на наличие на одежде огнестрельных или каких-либо иных повреждений.
То есть, заключения № 05/6/03 от 20.05.2003 г., № 05/4/03 от 20.05.2003 г., № 05/5/03 от 20.05.2003 г. являются неполными, необоснованными, произведены с существенными нарушениями требований действующего законодательства.

2. Из заключений следует, что при исследовании ран применялось зондирование. В частности в заключении № 05/6/03 от 20.05.2003 г. указано следующее: «при сопоставлении и зондировании вышеуказанных ран образуется раневой канал (…)»; такие же указания есть в заключениях № 05/5/03 от 20.05.2003 г. и № 05/4/03 от 20.05.2003 г.
Необходимо отметить, что в доступной медицинской и экспертной литературе по судебно – медицинской экспертизе и по диагностике огнестрельной травмы такой метод как «зондирование» не является рекомендованным, напротив, в подавляющем большинстве литературных источников указывается на невозможность зондирования раневых каналов любыми зондами с разными конструкционными особенностями, в том числе пуговчатыми.
В экспертной практике зондирования не применяется, литературными источниками не рекомендовано, никакого опыта в отношении зондирования не имеется ввиду очевидной нецелесообразности, исключающей информативность.
Методики зондирования пулевых раневых каналов не существует, тем более она не может быть даже теоретически применена при исследовании трупа с выраженными посмертными изменениями, когда любые полные исследования значительно затруднены, в том числе надлежащее исследование входной раны с определением «дефекта ткани», поясков осаднения, обтирания, раневого канала, выходной раны.
При экспертизе трупа, находящегося в состоянии выраженных посмертных изменений, зондирование раневого канала является недопустимым из-за отсутствия информативности и реальной возможности искажения объекта исследования.
Подмена полноценного экспертного исследования трупа зондированием является недопустимой и, по существу, означает невозможность экспертного исследования трупа.
Каких-либо литературных источников, рекомендаций, указывающих на возможность зондового исследования раневых каналов при наружном исследовании невскрытого трупа – в доступной литературе не имеется, тем более не имеется никаких трудов, указывающих на возможность зондирования при отсутствии внутреннего исследования трупа.
По данным экспертной медицинской литературы и экспертной практики метода зондирования огнестрельных пулевых каналов не существует, его применение не может быть объяснено никакими медицинскими причинами, результат не может быть интерпретирован ни с каких экспертных позиций
Необходимо отметить, что исследование огнестрельных пулевых ранений сложны в техническом отношении, требуют разнообразного специального оборудования и оснащения: специальной оптики (многократные лупы, стереомикроскопы), оснащения для контактно-диффузионных химических исследований, специальной рентгеновской аппаратуры, требуется изъятие и направление материала на спектрографическое исследование, для гистологического, химического исследований и др.
Данные факты подтверждают, что экспертиза произведена с существенными нарушениями при научной необоснованности хода исследования и не представляет собой полноценного экспертного исследования трупа.

3. В заключении № 05/4/03 от 20.05.2003 г. указан судебно-медицинский диагноз: «Огнестрельная травма: - одно пулевое сквозное проникающее ранение головы с повреждением костей черепа и головного мозга; - одно пулевое сквозное проникающее сочетанное ранение груди, шеи с повреждением левого легкого; - одно пулевое сквозное проникающее ранение груди с повреждением левого легкого (…)».
В заключении № 05/5/03 от 20.05.2003 г.: «Огнестрельная травма: - одно пулевое сквозное проникающее ранение головы с повреждением костей черепа и головного мозга; - одно пулевое сквозное проникающее ранение груди с повреждением левого легкого; - множественные (3) пулевые сквозные проникающие ранения груди с повреждением легких; - одно пулевое сквозное ранение средней фаланги первого пальца правой кисти (…)».
В заключении № 05/6/03 от 20.05.2003 г.: «Огнестрельная травма: - одно пулевое сквозное проникающее ранение груди с повреждением левого легкого (…)».
Данные диагнозы являются необоснованными и не могут быть сделаны только в результате наружного исследования трупа, так как:
Во-первых, определение огнестрельного характера телесных повреждений на трупе, находившемся 4 месяца вы месте захоронения, возможно при соблюдении условий полного наружного и внутреннего исследования трупа с последующим лабораторным исследованием трупного материала, также должно быть проведено судебно-медицинское и криминалистическое исследование одежды с предоставлением судебно-медицинскому эксперту полученных данных.
Во-вторых, диагностика огнестрельного характера повреждений без надлежащего наружного и внутреннего исследования трупа, полноценного лабораторного исследования трупного материала и одежды с трупа – не представляется возможной.

4. В заключениях содержится указание на наличие «дефекта ткани» с определением его размера.
Так, в заключении № 05/6/03 от 20.05.2003 г. в разделе наружное исследование (повреждения) имеются следующие положения: «На задней поверхности груди слева в 131 см от подошвенной поверхности стоп по лопаточной линии имеется рана округлой формы диаметром 0,3 см, края раны мелконеровные кровоподтечные осадненные на ширину до 0,1 см. В центре раны определяется дефект ткани размерами 0,2*0,2 см».
В заключении № 05/5/03 от 20.05.2003 г. в том же разделе указано: «Рана № 1 на задней поверхности груди слева в 123 см от подошвенной поверхности стоп по задне-подмышечной линии округлой формы диаметром 0,3 см, края раны мелконеровные кровоподтечные осадненные на ширину до 0,1 см. В центре раны определяется дефект ткани размерами 0,2*0,2 см». Кроме того, определен дефект ткани с указанием его размера в отношении раны № 2, № 3, № 4, № 5.
Аналогичные положения содержатся в заключении № 05/6/03 от 20.05.2003 г.
При большой давности посмертного периода происходят естественные посмертные изменения трупа: гниение, мумификация и др. с естественным изменением, искажением, исчезновение биологических структур вследствие гниения. При этом грубо нарушается как внешний вид наружных покровов трупов, так и внутренних органов, в частности, исчезает эпидермис, искажается объем и структура слоев дермы, подкожной клетчатки, образующиеся гнилостные газы во многих случаях «разрывают» мягкие ткани, причиняя дополнительные повреждения. Происходящие посмертные изменения значительно затрудняют экспертную диагностику.
Таким образом, представляется крайне маловероятной диагностика «дефекта ткани» на трупе с выраженными гнилостными изменениями, а также при других посмертных изменениях наружных покровов трупов с отслойкой эпидермиса. Тем не менее, определенную порцию экспертной информации можно получить при условии полного всестороннего исследования трупа и последующего лабораторного исследования трупного материала.
Все это свидетельствует о том, что вышеуказанные данные не могли быть получены в ходе только наружного исследования трупа, соответственно, являются необоснованными и недостоверными.

5. В заключениях № 05/6/03 от 20.05.2003 г., № 05/4/03 от 20.05.2003 г., № 05/5/03 от 20.05.2003 г. содержатся выводы о причинах смерти Джамбекова А. А., Хасанова Н. У., Янгулбаева С. С. – «причиной смерти Янгулбаева С. С. явились огнестрельные ранения головы, груди с повреждением головного мозга, легких, сопровождавшиеся острой массивной кровопотерей», «причиной смерти Хасанова Н. У. явились обширные повреждения головы с повреждением головного мозга, огнестрельное ранение груди с повреждением левого легкого, сопровождавшиеся острой массивной кровопотерей», «причиной смерти Джамбекова А. А. явились огнестрельные ранения головы, груди с повреждением головного мозга, левого легкого, сопровождавшиеся острой массивной кровопотерей».
Данные выводы являются необоснованными, так как достоверное установление причины смерти при отсутствии надлежащего наружного и внутреннего исследования трупа, последующего лабораторного исследования трупного материала является невозможным.

6. В заключениях № 05/6/03 от 20.05.2003 г., № 05/4/03 от 20.05.2003 г., № 05/5/03 от 20.05.2003 г. содержатся выводы о том, что повреждения являются прижизненными.
С такими выводами невозможно согласиться по следующим причинам:
- установление прижизненности – посмертности огнестрельных ранений на трупе, находящемся в состоянии выраженных посмертных изменений, возможно путем полного исследования трупа – наружное, внутреннее исследование, последующее лабораторное исследование трупного материала.
При отсутствии такого полноценного исследования решение вопроса прижизненности – посмертности причинения огнестрельных ранений является невозможным;
- гнилостные и последующие посмертные изменения настолько искажают вид, размерные характеристики повреждений, что без надлежащего комплекса лабораторных исследований, при безусловном полном внутреннем исследовании трупа, попытка доказательного, научно обоснованного решения вопроса о прижизненности повреждения, является безрезультатной;
- решение вопроса прижизненности – посмертности причинения повреждений, в том числе огнестрельных, возможно только полным исследованием места обнаружения трупа, его одежды (наличие и количество излившейся крови), надлежащее наружное и внутреннее исследование трупа, последующее лабораторное исследование трупного материала, включая гистологическое и судебно-биохимическое.

В заключениях № 05/6/03 от 20.05.2003 г., № 05/4/03 от 20.05.2003 г., № 05/5/03 от 20.05.2003 г. содержится следующий вывод: «все вышеуказанные повреждения являются прижизненными, на что указывают наличие кровоизлияний в мягкие ткани в области повреждений».
«Обнаружение кровоподтечности» краев ран на трупе, находящемся в состоянии выраженных посмертных изменений, толкование этого «обнаружения» как признака прижизненного нанесения огнестрельной раны, является абсурдным.
Одного наличия кровоизлияния для доказательства прижизненности повреждения весьма мало, так как известно возникновение выраженных кровоизлияний в области повреждений и при посмертном травматическом воздействии. Для доказательства прижизненности требуется проведение гистологического, биохимического исследований.
Попытка решения вопроса о прижизненном или посмертном происхождении только на основании «данных» наружного исследования трупа, находящегося в состоянии выраженных посмертных изменений, является безрезультатной. Такое «исследование» не может предоставить данные для решения этого вопроса.
Соответственно, отсутствие полного исследования трупа, последующего лабораторного исследования трупного материала, лишает эксперта-исследователя возможности конкретного решения вопроса прижизненности – посмертности повреждений, в том числе огнестрельных пулевых.
Таким образом, выводы о прижизненности всех найденных в трупах телесных повреждений являются голословными и научно ничем не обоснованы.

7. В заключениях № 05/6/03 от 20.05.2003 г., № 05/4/03 от 20.05.2003 г., № 05/5/03 от 20.05.2003 г. содержатся выводы о том, что «огнестрельное ранение могло образоваться в результате выстрела из огнестрельного оружия пулей диаметром 0,9 см. Таким оружием мог быть автомат системы АС «ВАЛ» калибра 9 мм», «огнестрельное ранение могло образоваться в результате выстрела из огнестрельного оружия пулей диаметром 0,5 см. Таким оружием мог быть автомат или пулемет Калашникова калибра 5,45 мм».
Данные выводы являются необоснованными и не подтверждаются данными наружного исследования. Более того, решение вопросов о калибре и, тем более, виде огнестрельного оружия – вне компетенции судебно – медицинского эксперта. Эти вопросы решаются экспертами – специалистами в области судебной баллистики и огнестрельного оружия.
На практике судебно – медицинский эксперт, исследующий труп в случае огнестрельной травмы, направляет свое внимание на поиски в исследуемом трупе пули, применяя для этого различные методики. Пуля передается следователю с целью назначения баллистической экспертизы именно для определения калибра, возможно, вида огнестрельного оружия. При сквозном огнестрельном ранении эксперт может лишь указать на размеры входной огнестрельной раны.
Определение судебно – медицинским экспертом калибра пули, и, соответственно, действовавшего огнестрельного оружия, по приблизительным размерам кожной раны, тем более, поясков осаднения, обтирания – не может быть научно обоснованным и доказательным.
Кроме того, данные наружного исследования гнилостно измененного трупа, включая гнилостно измененную кожу, при отсутствии результата исследования одежды и повреждений на ней, не могут представить медицинские данные, достаточные для решения вопросов о калибре огнестрельного оружия, его вида и модели.
При этом следует иметь в виду, что посмертные изменения в значительной степени искажают вид и размерные характеристики исследуемых объектов, в том числе ран, при этом достаточная коррекция искажений невозможна, частичная достигается специальными методиками в условиях медико-криминалистической лаборатории.
Исследование трупов Джамбекова А. А., Хасанова Н. У., Янгулбаева С. С. проводилось непосредственно в могиле. В таких условиях не может быть получено данных, достаточных для решения вопросов о калибре, виде, модели огнестрельного оружия.

8. Важным основанием для проведения повторной эксгумации является то, что в теле Янгулбаева С. С. имеется слепое ранение.
В заключении № 05/5/03 от 20.05.2003 г. указано: «Рана № 4 на задней поверхности груди справа в 134 см от подошвенной поверхности стоп по заднее-подмышечной линии округлой формы диаметром 0,3 см, края раны мелконеровные кровоподтечные осадненные на ширину до 0,1 см. В центре раны определяется дефект ткани размерами 0,2*0,2 см. При зондировании раневой канал начинается раной на задней поверхности груди проникает в грудную полость в проекции правового легкого и слепо заканчивается».
Слепое ранение – это когда имеется входная рана, раневой канал, но нет выходного отверстия. Слепые ранения, как правило, сопровождаются тем, что пуля встречается с каким-то препятствием, изменяет направление и остается в теле.
То есть наличие слепого ранения позволяет с высокой степенью предположить наличие в теле Янгулбаева С. С. пули, по которой можно определить конкретный вид, калибр и модель оружия, из которого она выпущена. Кроме того, это позволит с точностью сказать была ли пуля выпущена из оружия Аракчеева С. В. или Худякова Е. С. или нет.

Таким образом, возникают сомнения в обоснованности заключений комиссии судебно – медицинских экспертов. Существенно нарушены правила производства экспертизы.

Заключения судебно-медицинских экспертиз № 05/4/03, № 05/5/03, № 05/6/03 содержат ошибки, недостатки, необоснованные выводы, противоречат современным научным знаниям, а также требованиям действующих нормативных актов.
Заключения выполнены по результатам наружного осмотра трупа с выраженными гнилостными изменениями на дне могилы, что противоречит не только правилам производства экспертизы, но и просто здравому смыслу.

Все вышеперечисленное является бесспорным основанием для назначения повторной судебно-медицинской экспертизы.

На основании изложенного и в соответствии со ст. ст. 207, 283, 195 УПК РФ просим назначить повторную экспертизу эксгумированного трупа.

Адвокаты:
Аграновский Д. В.
Дулимов А. Г.
Кириленко В. И.
Кузнецова И. В.
Защитник Рогозин Д. О.

Подсудимые:
Аракчеев С. В.
Худяков Е. С.

17 августа 2007 года

ПРИЛОЖЕНИЕ:
Мнение специалиста Маслова от 30.05.07-02.06.07 года