«Уместно предположить, что в деле Аракчеева и Худякова для жителей республики важны отнюдь не юридические тонкости. Важно, чтобы хоть кто-нибудь из «федералов» ответил перед законом»

Член правления общества «Мемориал» А. Черкасов

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
16239 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

Ходатайство о назначении повторной взрывотехнической экспертизы

В Северо-Кавказский окружной военный суд.
По делу Аракчеева С.В., обвиняемого по ст.ст.105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б» УК РФ.

 

Х О Д А Т А Й С Т В О
о назначении повторной взрывотехнической экспертизы

В соответствии со ст.207 ч.1 УПК РФ, при недостаточной ясности и полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой может быть поручено другому эксперту.
В соответствии со ст.207 ч.2 УПК РФ, при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, проведений которой поручается другому эксперту.
Как видно из материалов уголовного дела (стр.6 обвинительного заключения), Худяков Е.С. и Аракчеев С.В. обвиняются, в частности, в том, что «Худяков, … предложил Аракчееву вместе с ним взорвать похищенный автомобиль «КАМАЗ».
Реализуя задуманное, Худяков положил тротиловую шашку общей массой 600 гр. на топливный бак автомобиля «КАМАЗ», подсоединил запал УЗРГМ к тротиловой шашке, а Аракчеев присоединил металлическую проволоку длиной 10 метров к чеке запала. Затем Худяков отошел к БТРу, а Аракчеев, зайдя за кузов указанного автомобиля, дернул дважды за проволоку. При этом сработал замедлитель гранаты УЗРГМ и, примерно через 4-5 секунд, произошел взрыв автомобиля, который в результате подрыва полностью сгорел.»
Аналогично обстоятельства дела изложены в Заключении взрывотехнической экспертизы (Заключение эксперта №739/с, т.8 д.д.202-207), исследованной в судебном заседании 7.03.2007.
16.03.2007 в судебном заседании, в соответствии со ст.282 УПК РФ, был допрошен эксперт Тасуханов Х.И, который пояснил, что закончил Грозненский педагогический институт по специальности «учитель труда», документов о наличии у него иного специального образования в суд не представил, предъявил служебное удостоверение от 9.07.2006, пояснил, что на 2003 год имел стаж экспертной деятельности 2 года, что не соответствовало действительности, поскольку, как усматривается из представленного в судебное заседание Свидетельства №002482 от 17.01.2003, стаж работы эксперта Тасуханова Х.И. на момент производства экспертизы от 16.05.2003 составлял менее 4 месяцев. При этом в Заключении эксперта №739/с от 16.05.2003, в нарушение ст.204 ч.1 п.4 УПК РФ, указан не соответствующий действительности стаж работы эксперта в 2 года. Также, в Заключении эксперта №739/с от 16.05.2003 указано о наличии у эксперта высшего образования, однако не указано, что высшее образование у Тасуханова Х.И. по профилю проведенной экспертизы отсутствует.
Тасуханов Х.И. пояснил, что в 2003 году провел более 1000 экспертиз при годовой норме 80 экспертиз, что свидетельствует о невозможности проведения каждой экспертизы с должной тщательностью.
В судебном заседании защитой был заявлен отвод эксперту Тасуханову Х.И. по основаниям, предусмотренным ст.70 ч.2 п.3 УПК РФ в связи с тем, что обнаружилась его некомпетентность. Этот отвод был судом отклонен.
После исследования в судебном заседании Заключения эксперта №739/с и допроса эксперта Тасуханова Х.И. полагаю, что Заключение эксперта №739/с является необоснованным и неполным. Выводы, сделанные в категорической форме, не основаны на данных, изложенных в разделе «обстоятельства дела» и исследовательской части Заключения эксперта №739/с.
В соответствии со ст.204 ч.1 п.7 УПК РФ, в Заключении эксперта указываются объекты исследований и материалы, представленные для производства экспертизы.
В соответствии со ст.204 ч.1 п.9 УПК РФ, в Заключении эксперта указываются содержание и результаты исследований с указанием примененных методик. При этом, в соответствии со ст.204 ч.1 п.10 УПК РФ, Заключение эксперта должно содержать обоснование сделанных им выводов.
В соответствии со ст.8 Федерального закона от 31.05.2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.
Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.»
В Заключении эксперта №739/с от 16.05.2003 представленный на экспертизу автомобиль «КАМАЗ» никак не идентифицирован, что не позволяет сделать вывод о том, что в качестве объекта экспертизы выступал автомобиль, имеющий какое-либо отношение к уголовному делу по обвинению Аракчеева С.В. и Худякова Е.С.
Не идентифицировано представленное на экспертизу кольцо, якобы, от взрывателя УЗРГМ-2, хотя на соответствующих кольцах имеются маркировочные обозначения.
Как видно из представленных фотографий и из допроса эксперта Тасуханова Х.И., бензобак, на который, якобы, было положено взрывное устройство, на представленном на экспертизу автомобиле отсутствует вовсе.
Примененные при исследовании методики в Заключении эксперта №739/с от 16.05.2003 не указаны, что не позволяет проверить их научную достоверность.
Не приведены никакие размеры и замеры – ни автомобиля «КАМАЗ», ни имеющихся либо отсутствующих деформаций и повреждений его конструкций, что не позволяет сделать вывод вообще о наличии таких деформации и повреждений.
Не приведены никакие расчеты в обоснование сделанных экспертом выводов.
При этом, методики исследования частично приведены лишь в разделе «Химическое исследование», в которой констатируется, что остатков взрывчатого вещества обнаружить не удалось.
Тем более необоснованным выглядит вывод эксперта о взрыве мощного бризантного вещества массой от 400 до 600 грамм, хотя в Заключении и не указано, чего именно – возможно массы самого взрывчатого вещества, а возможно его тротилового эквивалента или какой-либо другой массы.
В ходе допроса эксперт Тасуханов Х.И. пояснил, что действительно не указал размеры и другие параметры, по которым проводил расчеты, а также сообщил, что произвел расчет по одной формуле, по которой производится расчет для бесконтактного подрыва дерева.
Однако, полагаю, что в данном случае эта формула не может быть применена для расчета количества взрывчатого вещества, поскольку само наличие взрывчатого вещества не установлено и не приведены ни один из параметров, которые могли бы быть подставлены в соответствующие формулы для расчетов.
Таким образом, есть все основания полагать, что выводы эксперта Тасуханова Х.И. были обусловлены, в первую сведениями, указанными в материалах уголовного дела, в частности, сведениями, приведенными в Постановлении о назначении взрывотехнической экспертизы, а не данными, полученными в результате экспертного исследования.
В связи с изложенным, в соответствии ст.ст.58, 271 ч.1, 4 УПК РФ, защитой четырежды заявлялось ходатайство о допросе в качестве специалиста Кондратьева Виталия Владимировича, заведующего лабораторией судебной взрывотехнической экспертизы ГУ «Российский федеральный Центр судебной экспертизы при Минюсте России», явившегося в судебное заседание по инициативе стороны защиты 31.05.2007, 1.06.2007 и 4.06.2007.
Лишь 4.06.2007 это ходатайство было частично удовлетворено, однако, в ходе допроса специалиста-взрывотехника, состоявшегося 4.06.2007, круг вопросов к нему был искусственно и незаконно ограничен судом вопросами, имеющимися в Акте экспертного заключения, приобщенном ранее к материалам дела.
Однако, даже несмотря на искусственное ограничение прав защиты судом, в ходе допроса специалиста Кондратьева В.В. получены новые данные, дающие оснований полагать, что Заключение эксперта №739/с является необоснованным и неполным, выводы, сделанные в категорической форме, не основаны на данных, изложенных в разделе «обстоятельства дела» и исследовательской части Заключения эксперта №739/с.
Допрошенный в качестве специалиста Кондратьев В.В. пояснил, что при отсутствии следов взрывчатого вещества и его идентификации рассчитать его массу принципиально невозможно, поскольку только взрывных веществ бризантного действия известно более 100 наименований, при этом расчет, в целях его достоверности и обоснованности производится, как минимум, по двум разным формулам, а достоверный расчет по одной формуле принципиально невозможен.
Также эксперт Тасуханов Х.И. и специалист Кондратьев В.В. показали, что приведение в действие тротиловой шашки с помощью взрывателя УЗРГМ-2, практически невозможно, так как взрыватель УЗРГМ-2 является взрывателем кумулятивного действия, а диаметр входного отверстия для штатного взрывателя в тротиловой шашке меньше диаметра взрывателя УЗРГМ-2.
Кроме того, специалист Кондратьев В.В. показал, что приведения в действие взрывателя УЗРГМ-2 при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении, необходимо усилия порядка 10 кг, что, по мнению защиты просто исключает приведение в действие взрывного устройства способом, описанным в обвинительном заключении.
Также, специалист Кондратьев В.В. показал, что кольцо с размерами, указанными в Заключении эксперта №739/с от 16.05.2003, может быть использовано не только со взрывателями УЗРГМ-2, но и с другими взрывателями, в частности, УДЗ, которыми комплектуются ручные осколочные гранаты РГО и РГН.
Как видно из имеющихся в деле документов, а именно из Постановления о назначении взрывотехнической судебной экспертизы от 14.05.2003 (т.8 л.д.187-189), Протокола ознакомления обвиняемого Аракчеева С.В. от 24.05.2003 с Постановлением о назначении судебной взрывотехнической экспертизы от 14.05.2003 (т.8 л.д.190), Протокола ознакомления обвиняемого Худякова Е.С. от 27.05.2007 с Постановлением о назначении взрывотехнической судебной экспертизы от 14.05.2003 (т.8 л.д.191), Заключение взрывотехнической экспертизы №739/с с фототаблицей от 16.05.2003 (т.8 л.д.202-207), Протокола ознакомления обвиняемого Худякова Е.С. с Заключением эксперта №739/с от 16.05.2003 (т.8 л.д.208), в ходе предварительного расследования по делу при назначении и производстве взрывотехнической экспертизы следователем были грубо нарушены положения ст.ст.195, 198, 206, 207 УПК РФ, что повлекло существенное нарушение прав обвиняемых Аракчеева С.В. и Худякова Е.С. на защиту, в частности, лишило их при назначении экспертизы предоставленной ст.198 ч.1 УПК РФ возможности обратиться к специалисту еще в ходе предварительного расследования, заявить отвод эксперту, ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов конкретно указанных им лиц, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов к эксперту; лишило их предоставленной ст.206 ч.1 УПК РФ УПК РФ возможности после ознакомления с результатами экспертизы просить о назначении дополнительной либо повторной экспертизы.
Кроме того, осуществление права на защиту Аракчеевым С.В. в части осуществления прав, предусмотренных ст.ст.195 ч.3, 198 ч.1, 206 ч.1 УПК РФ было затруднено отсутствием у него защитника, так, как в соответствии со ст.49 ч.4 УПК РФ и ст.15 ч.4 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» указанный в протоколах соответствующих следственных действий адвокат Абрамов С.С. не мог быть допущен следствием в качестве защитника Аракчеева С.В. и не имел права осуществлять его защиту.
Таким образом, при назначении и проведении взрывотехнической экспертизы были нарушены положения ст.ст. 195 ч.3, 198 ч.1, 204 ч.1 п.п.4, 7, 9, 10, 206 ч.1 УПК РФ, ст.8 Федерального закона от 31.05.2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", что стало причиной необоснованности выводов эксперта, а также неполноты Заключения эксперта №739/с от 16.05.2003, которая не может быть восполнена в ходе допроса эксперта, и является основанием для назначения по делу повторной взрывотехнической экспертизы.
Кроме того, причиной указанных нарушений непосредственно в процессе проведения экспертизы стала недостаточная, по мнению защиты, компетенция эксперта Тасуханова Х.И., отсутствие у него специального высшего образования и опыта работы.
В связи с изложенным, в соответствии со ст.283 ч.1 УПК РФ, прошу назначить по уголовному делу по обвинению Аракчеева С.В. по ст.ст.105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б» УК РФ и Худякова Е.С. по ст.ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 167 ч.1, 16 ч.1, 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б», 325 ч.1 УК РФ повторную взрывотехническую экспертизу.
Местом проведения экспертизы прошу определить ГУ Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ (119034, Москва, Пречистинская наб., дом 15).
Прошу поручить проведение экспертизы заведующему лабораторией судебной взрывотехнической экспертизы ГУ «Российский федеральный Центр судебной экспертизы при Минюсте России», кандидату технических наук Кондратьеву В.В., имеющему стаж экспертной работы 23 года.

Адвокаты:
Аграновский Д.В.
Дулимов А.Г.

Подсудимый:
Аракчеев С.В.
Худяков Е.С.

20 июня 2007 года


См. также:

Ходатайство о признании экспертизы недопустимым доказательством