«Я считаю, что доказательств невиновности моего подзащитного Сергея Аракчеева хватит на всю дивизию Дзержинского»

Адвокат Д.В. Аграновский

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
16239 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

Ходатайство о признании недопустимой экспертизы автодокументов

В Северо-Кавказский окружной военный суд.
По делу Аракчеева С.В., обвиняемого по ст.ст.105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б» УК РФ, Худякова Е.С., обвиняемого по ст.ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 167 ч.1, 16 ч.1, 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б», 325 ч.1 УК РФ.

 

Х О Д А Т А Й С Т В О
о признании доказательств недопустимым и
исключении доказательств из перечня доказательств,
предъявляемых в судебном разбирательстве

1. В т.9 на л.д.136-137 находится Постановление о назначении комплексной судебной экспертизы от 17.08.2003.
В т.9 на л.д.138 находится Протокол ознакомления обвиняемого Аракчеева С.В. с Постановлением о назначении комплексной биолого-криминалистической экспертизы от 17.08.2003.
При этом, в протоколе указано, что в качестве защитника присутствует адвокат Абрамов С.С. Однако, адвокат Абрамов С.С. не мог быть допущен к участию в деле Аракчеева С.В. в связи с отсутствием у него соответствующих полномочий. Соглашение на защиту Аракчеев С.В. либо другое лицо с адвокатом Абрамовым С.С. никогда не заключали.
В соответствии со ст.49 УПК РФ, защитник допускается к участию в уголовном деле по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.
В соответствии со ст.6 ч.2, 15 ч.4 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", адвокат вправе представить органам следствия либо суду ордер только того адвокатского образования, членом которого он является. Однако, как усматривается из имеющегося в т.4 на л.д.158 ордера, адвокат Абрамов С.С., являясь членом адвокатской палаты г.Москвы, представил ордер адвокатской Палаты Чеченской республики.
Таким образом, ордер, представленный адвокатом Абрамовым С.С. (т.4 л.д.158) не соответствует требованиям ст.ст.6 ч.2, 15 ч.4 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и не может являться основанием для допуска адвоката Абрамова С.С. к участию в деле в качестве защитника Аракчеева С.В., поскольку не соответствует тому адвокатскому образованию, членом которого на то время являлся адвокат Абрамов С.С.
В соответствии со ст.51 ч.1 п.5 УПК РФ, участие защитника по делу Аракчеева С.В. при производстве предварительного расследования является обязательным. В Протоколе ознакомления обвиняемого Аракчеева С.В. с Постановлением о назначении комплексной биолого-криминалистической экспертизы от 17.08.2003 сведения о наличии у Аракчеева С.В. на тот момент другого защитника, отсутствуют. Таким образом, в нарушение требований ст.51 ч.1 п.5 УПК РФ, при производстве этих следственных действий, Аракчеев С.В. не был обеспечен защитой в лице профессионального адвоката, что не дало ему возможности воспользоваться правами, предоставленными ему ст.ст.195 ч.3, 198 ч.1 УПК РФ.
При этом довод о том, что предъявление адвокатом ордера не соответствующего требованиям ст.ст.6 ч.2, 15 ч.4 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" «не влияет на существо и качество защиты прав и интересов Аракчеева и оказания ему надлежащей юридической помощи» не может быть принят судом, поскольку «существо и качество юридической помощи» оценочной категорией не является и не может быть отнесено на усмотрение кого бы то ни было, а в соответствии со ст.75 ч.1 УПК РФ, недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. При этом, в ч.1 ст.75 УПК РФ не делается исключений для существенных или несущественных нарушений требований УПК РФ, а также не дается право кому либо из участников уголовного судопроизводства оценивать существенность нарушений УПК РФ и их влияние на нарушение прав участников уголовного процесса.
Кроме того, в ст.50 ч.2 Конституции РФ говорится о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона, в данном случае, кроме УПК РФ, ст.ст.6 ч.2, 15 ч.4 Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

2. В т.9 на л.д.154-157 находится Заключение криминалистической экспертизы №112/03 от 28.08.2003 водительского удостоверения на имя Янгулбаева С.С., свидетельства о регистрации ТС автомобиля «КАМАЗ» 5320 серии 77 ВТ 811329, талона о прохождении техосмотра на 2003 год, паспорта транспортного средства 77 ВЕ 406753.
В соответствии со ст.57 ч.1 УПК РФ, экспертом является лицо, обладающее специальными познаниями, необходимыми для производства судебной экспертизы. В соответствии со ст. 70 ч.2 п.3 УПК РФ, эксперт может быть отведен, если обнаружится его некомпетентность.
Как усматривается из Заключения криминалистической экспертизы №112/03, оно выполнено старшим врачом-экспертом Иваненко Сергеем Анатольевичем, имеющим высшее медицинское образование и лишь специальную подготовку по криминалистическим методам исследования без указания, по каким именно.
В соответствии со ст.8 Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", «Эксперт проводит исследования … в пределах соответствующей специальности.»
Перед экспертом был поставлен вопрос: «Каков механизм образования повреждений, имеющихся на представленных документах?»
В судебное заседание стороной обвинения была представлена незаверенная ксерокопия Свидетельства №000989, в соответствии с которым Иваненко С.А. закончил курсы продолжительностью 5 месяцев по специальности «Криминалистические методы исследования».
Однако, как усматривается Перечня видов экспертных исследований в судебно-медицинских учреждениях МО РФ на 2001 год, к ведению криминалистической экспертизы относится чрезвычайно широкий круг разнообразных вопросов, по которым один и тот же специалист просто физически не может иметь должной подготовки.
В соответствии с п.7 Руководства по судебно-медицинской экспертизе в вооруженных сила РФ на мирное время, судебно-медицинские, криминалистические и другие виды экспертных исследований проводят как специалисты, занимающие должности судебно-медицинских экспертов, так и эксперты, имеющие не медицинское, а иное профильное образование.
Из представленной в суд незаверенной ксерокопии ксерокопия Свидетельства №000989, а также из иных представленных в суд стороной обвинения документов не усматривается наличия у эксперта Иваненко С.А. специальной профессиональной подготовки в области судебно-баллистических экспертиз.
В разделе «Обстоятельства дела» Заключения криминалистической экспертизы №112/03 указано: «15 января 2003 года… Худяков совместно с Аракчеевым … остановили автомашину «КАМАЗ» …, приказали пассажирам выйти, лечь на землю и произвели несколько выстрелов в голову гр.Янгулбаева С.С. и пассажиров Джамбекова А.А. и Хасанова Н.У.»
В соответствии со ст.8 Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.
Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.»
В соответствии со ст.204 ч.1 п.9 УПК РФ, в Заключении эксперта указываются содержание и результаты исследований с указанием примененных методик. При этом, в соответствии со ст.204 ч.1 п.10 УПК РФ, Заключение эксперта должно содержать обоснование сделанных им выводов.
В разделе «Выводы» Заключения криминалистической экспертизы №112/03 говорится о том, что повреждения на водительском удостоверении на имя Янгулбаева С.С., свидетельстве о регистрации ТС автомобиля «КАМАЗ» 5320 серии 77 ВТ 811329, талоне о прохождении техосмотра на 2003 год, паспорте транспортного средства 77 ВЕ 406753 являются огнестрельными и могли образоваться в результате выстрела из ручного огнестрельного оружия, возможно автомата АК-74.
При этом, перед экспертом не ставился (и не мог ставится в рамках данной экспертизы) вопрос о том, из какого вида оружия могли быть причинены указанные повреждения.
В соответствии со ст.204 ч.2 УПК РФ, если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значения для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении.
Однако, во-первых, вопрос о том, при помощи какого вида оружия было причинено повреждение, относится к компетенции судебно-баллистической экспертизы, которая в данном случае не назначалась, а во-вторых, в разделе «Исследование» Заключения криминалистической экспертизы №112/03, ни в одном из его 4 частей не содержится ни малейшего обоснования вывода о том, что повреждения на документах могли образоваться в результате выстрела именно из автомата АК-74, имеющего калибр 5.45 мм.
Визуально, исследуя фототаблицу, приложенную к Заключению, а также исходя из замеров, приведенных в ч.1, ч.2, ч.3, ч.4 раздела «Исследование» Заключения, очевидно, что если повреждения и были причинены в результате выстрелов из огнестрельного оружия, то его калибр составлял 7.62 мм.
Так, в ч.1 раздела «Исследование» Заключения криминалистической экспертизы №112/03 указано, что размер отверстия в представленном на экспертизу водительском удостоверении на имя Янгулбаева С.С. и пластиковой обложке от этого удостоверения, составляет 17 на 8 мм. В ч.2 эти размеры составляют 15 на 6 мм, в части 4 – 15 на 7 мм. При этом экспертом вообще не принимается в расчет коническая форма любой пули (по крайней мере, в экспертном исследовании этот факт никак не отражен).
Более того, как видно из ч.2, 3, 4 раздела «Исследование», на представленных на экспертизу свидетельстве о регистрации ТС автомобиля «КАМАЗ» 5320 серии 77 ВТ 811329, талоне о прохождении техосмотра на 2003 год, паспорте транспортного средства 77 ВЕ 406753 вообще не обнаружено дополнительных факторов выстрела.
И лишь на водительском удостоверении, как видно из абз.5 ч.1 раздела «Исследование», обнаружены следы меди, что характерно, в первую очередь, для боеприпасов к огнестрельному оружию калибра 7.62.
Как усматривается из абз.6 ч.1, абз.6 ч.2, абз.6 ч.3, абз.6 ч.4 раздела «Исследование» Заключения криминалистической экспертизы №112/03, выводы эксперта об огнестрельном характере причиненных повреждений, а также о возможности причинения этих повреждений с помощью автомата АК-74, сделаны по их форме, характеру, дефекту материала, а также исходя из обстоятельств дела.
То есть, выводы эксперта были сделаны не на основании объективных исследовательских и научных данных, а просто поставлены в зависимость от субъективных данных, представленных заинтересованными лицами - органами предварительного следствия, что противоречит ст.204 ч.1 п., 9, 10 УПК РФ, ст.8 Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".
Таким образом, Заключение криминалистической экспертизы №112/03 от 28.08.2003 не соответствует ст.204 ч.1 п.9, 10 УПК РФ, ст.8 Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", а при назначении экспертизы были нарушены положения ст.ст.49 ч.4, 51 ч.1 п.5, 195 ч.3, 198 ч.1 УПК РФ ст.ст.6 ч.2, 15 ч.4 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
В связи с изложенным, в соответствии со ст.75 ч.1 УПК РФ ст.50 ч.2 Конституции РФ, прошу признать Заключение криминалистической экспертизы №112/03 от 28.08.2003 недопустимым доказательствам и исключить его из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве по уголовному делу по обвинению Аракчеева С.В. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б» УК РФ и Худякова Е.С. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 167 ч.1, 16 ч.1, 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б», 325 ч.1 УК РФ.

3 августа 2007 года

Аграновский Д.В.


 

См. также:

Ходатайство о назначении повторной экспертизы

Ходатайство о вызове и допросе эксперта по автодокументам