«Я убеждён в абсолютной невиновности Аракчеева и не вижу ни одного доказательства связи между трупами и обвиняемыми, и не вижу ни малейших мотивов совершения таких преступлений»

Заместитель Председателя Правительства РФ Д.О. Рогозин

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
16239 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

warning: preg_replace(): The /e modifier is no longer supported, use preg_replace_callback instead in /www/arakcheev/main/includes/unicode.inc on line 349.

Ходатайство о признании недопустимой товароведческой экспертизы КАМАЗа

В Северо-Кавказский окружной военный суд.
По делу Аракчеева С.В., обвиняемого по ст.ст.105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б» УК РФ, Худякова Е.С., обвиняемого по ст.ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 167 ч.1, 16 ч.1, 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б», 325 ч.1 УК РФ.
 
Х О Д А Т А Й С Т В О
о признании доказательств недопустимым и
исключении доказательств из перечня доказательств,
предъявляемых в судебном разбирательстве

В т.8 на л.д.210-211 находится Постановление о назначении комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы автомобиля «КАМАЗ» от 15.05.2003.
В т.8 на л.д.224-227 находится Заключение комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы №775/с от 22.05.2003.
В т.8 на л.д.212 находится Протокол ознакомления обвиняемого Аракчеева С.В. от 24.05.2003 с Постановлением о назначении комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы («КАМАЗ») от 15.05.2003.
В протоколе в графе «заявления» содержится напечатанный текст следующего содержания: «В связи с тем, что к эпизоду с убийством никакого отношения не имею, знакомиться с данным постановлением о назначении экспертизы не желаю». Обращаю внимание, что этот текст так называемого «заявления» Аракчеева С.В. внесен во все бланки Протоколов ознакомления обвиняемого Аракчеева С.В. с Постановлениями о назначении экспертиз в графу «заявления», что свидетельствует о заведомом ограничении права Аракчеева С.В. на ознакомление с Заключениями экспертиз.
В т.8 на л.д.229 находится Протокол ознакомления обвиняемого Аракчеева С.В. от 20.08.2003 с Заключением комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы №775/с от 22.05.2003.
То есть, с Постановлением о назначении комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы по автомобилю «КАМАЗ» Аракчеев С.В. был ознакомлен через 2 дня после ее проведения, а с Заключением комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы №775/с – почти через 3 месяца после ее проведения!
В т.8 на л.д.213 находится Протокол ознакомления обвиняемого Худякова Е.С. от 27.05.2003 с Постановлением о назначении комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы («КАМАЗ») от 15.05.2003.
В т.8 на л.д.228 находится Протокол ознакомления обвиняемого Худякова Е.С. от 20.08.2003 с Заключением комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы №775/с от 22.05.2003.
То есть, с Постановлением о назначении судебной автотехнико-товароведческой экспертизы Худяков Е.С. был ознакомлен через 5 дней после ее проведения, а с заключением – почти через три месяца.
Таким образом, в ходе предварительного расследования по делу при назначении и производстве комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы (Заключение эксперта №775/с от 22.05.2003, т.8 на л.д.224-227) следователем были грубо нарушены положения ст.ст.195 ч.3, 198 ч.1 УПК РФ, что повлекло существенное нарушение прав обвиняемых Аракчеева С.В. и Худякова Е.С. на защиту, в частности, лишило их при назначении экспертизы предоставленной ст.198 ч.1 УПК РФ возможности заявить отвод эксперту, ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов конкретно указанных ими лиц, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов к эксперту.
Ссылка на наличие такой возможности уже после производства экспертизы, противоречит закону и не может быть принята судом, поскольку нарушение прав обвиняемых в этом случае является необратимым и не может быть восполнено на следующих стадиях уголовного производства - ст.198 УПК РФ, как видно из ее названия, говорит лишь о правах, предоставляемых обвиняемым лишь при назначении и производстве экспертизы, но никак не после ее проведения, а порядок выражения отношения обвиняемого к уже выполненному Заключению экспертизы регулирует ст.206 УПК РФ.
Кроме того, осуществление права на защиту Аракчеевым С.В. в части осуществления прав, предусмотренных ст.ст.195 ч.3, 198 ч.1, 206 ч.1 УПК РФ было затруднено отсутствием у него защитника, так, как в соответствии со ст.49 ч.4 УПК РФ и ст.15 ч.4 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» указанный в протоколах соответствующих следственных действий адвокат Абрамов С.С. не мог быть допущен следствием в качестве защитника Аракчеева С.В. и не имел права осуществлять его защиту.
В соответствии со ст.204 ч.1 п.7 УПК РФ, в Заключении эксперта указываются объекты исследований и материалы, представленные для производства экспертизы.
В Заключении комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы №775/с от 22.05.2003 представленный на экспертизу автомобиль «КАМАЗ» никак не идентифицирован.
Обращаю внимание, что в данном случае автомобиль «КАМАЗ» не был идентифицирован, в частности, не было указано ни одного номера номерных агрегатов, именно в ходе автотехнико-товароведческой экспертизы, в ходе выполнения которой установление номеров номерных агрегатов автомобиля является обязательным.
Эти обстоятельства, в том числе и обязательность установления номеров номерных агрегатов автомобиля при производстве автотехнической экспертизы, подтвердил эксперт Балтукаев И.Л. допрошенный в судебном заседании 30.03.2007.
Считаю, что отсутствие в Заключении комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы №775/с от 22.05.2003 какой-либо идентификации представленного на экспертизу автомобиля «КАМАЗ», позволяет сделать однозначный вывод о том, что в качестве объекта экспертизы выступал автомобиль, не имеющий никакого отношения к уголовному делу по обвинению Аракчеева С.В. и Худякова Е.С.
Таким образом, при назначении и производстве комплексной судебной автотехнико-товароведческой экспертизы (Заключение эксперта №775/с от 22.05.2003, т.8 на л.д.224-227) были нарушены положения ст.ст.49 ч.4, 51 ч.1 п.5, 195 ч.3, 198 ч.1, 204 ч.1 п.7, 206 ч.1 УПК РФ ст.ст.6 ч.2, 15 ч.4 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
В связи с изложенным, в соответствии со ст.75 ч.1, 235 ч.4 УПК РФ ст.50 ч.2 Конституции РФ, прошу признать Заключение эксперта №775/с от 22.05.2003, т.8 на л.д.224-227), недопустимым доказательством и исключить его из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве по уголовному делу по обвинению Аракчеева С.В. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б» УК РФ и Худякова Е.С. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 167 ч.1, 16 ч.1, 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б», 325 ч.1 УК РФ.
26 июля 2007 года
Аграновский Д.В.