«Я считаю, что доказательств невиновности моего подзащитного Сергея Аракчеева хватит на всю дивизию Дзержинского»

Адвокат Д.В. Аграновский

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
16239 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

Слушания 8 мая 2007г.

[Аудиозапись 070508_1]
 
C: Продолжаем судебное заседание. Мнение участников процесса продолжить при данной явке?
ВТ: Полагаю возможным.
ИК: Полагаю возможным.
С: Суд постановил продолжить. Пожалуйста, сторона защиты.
ИК: Свидетель Козлов-Айкин.
 
НА: Айкин Николай Сергеевич, 19.08.1982 г.р., место рождения – Новосибирская обл., национальность русский, образование среднее, место работы – ИП Айкин, экспедитор-товаровед, проживаю в Новосибирской обл., ул. Ленина, 69. В январе 2003 г. проходил службу в ЧР контрактником в должности старший разведчик в звании ефрейтор в подразделении разведроты в/ч 3186.
 
С: Командиром кто был?
НА: После гибели Цыганкова - старший лейтенант Худяков.
 
С: Допрашивались ранее?
НА: Да.
 
С: На предварительном следствии, в суде?
НА: В суде.
 
С: В суде?
НА: Да. Прошлом году.
 
С: На предварительном следствии допрашивали?
НА: Допрашивали в Ханкале.
 
С: Подсудимых знаете?
НА: Да.
 
С: Отношения какие?
НА: Никаких, раньше служили вместе.
 
С: А сейчас?
НА: Сейчас никаких.
 
С: В смысле как никаких? Товарищеские, знакомые?
НА: Знакомые и всё.
 
С: Обоих знаете?
НА: Да.
 
С: Аракчеева откуда знаете?
НА: Как пришёл служить, первые месяцы, курс молодого бойца проводил, а потом в дальнейшем был младший лейтенант у сапёров.
 
С: По какому вопросу вызваны, понятно?
НА: Да.
 
Суд предупреждает свидетеля об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.
 
С: Поясните, чего у Вас с фамилией произошло?
НА: Решил поменять и всё.
 
С: Какая была фамилия?
НА: Была…
 
С: Вы у нас урождённый кто?
НА: Козлов. Поменял на Айкин.
 
С: Т.е. когда родились , были Козловым?
НА: Да.
 
С: Свидетельство о рождении есть?
НА: Дома есть.
 
С: Не привезли с собой?
НА: Вот этого достаточно, я думаю.
 
ИК: Поменял солдат фамилию на Айкин.
 
С: Ирина Викторовна, нарываетесь на замечание. С Вами пока никто не разговаривает… Поясняйте.
 
НА: Ну взял фамилию жены.
 
С: Когда женились?
 
НА: 17 сентября.
 
С: Аракчеев! Это что у нас за новости? Вы дефилируете по залу в свободном режиме? У нас пока не американский суд. У нас пока российское правосудие, где передвижение по залу не только не приветствуется, но и не допускается.
 
А: Ваша честь! Я в сумку бумагу положил.
С: Мне без разницы, что Вы…
 
А: Прошу прощения, Ваша честь.
 
С: Ничего. Ведите себя как-то поскромнее, Вы пока ещё в зале судебного заседания находитесь, и процессуальное положение у Вас такое же, как и у каждого из присутстсвующих. Ваше вот лично подсудимый, понимаете?
 
А: Да, Ваша честь.
 
С: Делаю Вам замечание. Предупреждаю о недопустимости нарушения порядка в зале судебного заседания.
 
А: Извините. Спасибо.
 
НА: 17.09.2005г.
 
С: А фамилию когда сменили?
НА: 9.11.2006г.
 
С: Написано 31.10.2006г.
НА: Ну паспорт получил 9.11.2006.
 
С: Через год? А что Вы так?
НА: Почему через год?
 
С: Ну Вы в 2005г. женились…
НА: Ну я тогда свою фамилию оставил и всё.
 
С: Не понял?
НА: Свои фамилии оставили и всё.
 
С: Так у Вас Козлов была при рождении фамилия?
НА: Да.
 
С: А Вы взяли – Айкин, фамилию жены?
НА: Да.
 
С: Тогда не понял, Вы говорите, она взяла свою, а Вы свою.
НА: Ну когда женились, оставили каждый свою фамилию при себе и всё. В ЗАГСЕ говорят…
 
С: Понятно, а потом решили поменять на фамилию жены… А с чего?
НА: Ну так вот захотели и всё.
 
С: Понятно, по какому вопросу вызваны?
НА: В качестве свидетеля.
 
С: Ну для чего вызваны, понятно?
НА: Да.
 
С: Пожалуйста, сторона защиты, ваш свидетель.
 
ИК: Расскажите суду, что известно о событиях 15.01.03, куда и с кем Вы выезжали: Прямо сначала.
НА: 15.01.03 в составе 2х БТРов А-225 и А-226. НА 225м был водителем я, старший был Чурин, на 226м был Кулаков, старший был Худяков. Я сел за руль, т.к. рядовой Ефимов – штатный – заболел, у него был аппендицит, в 9-30 мы выехали с КПЗ и направились в ТПУ врачу показать его. Туда прибыли, врач смотрел его в БТРе минут 15, сказал, что у него аппендицит и что надо его везти в п. Северный. Выдвинулись в п. Северный, минут 15 пробыли, больного отдали в госпиталь и выдвинулись на ВОП. Туда прибыли, забраться на БТРах не смогли, экипаж ушёл полностью наверх пешком, мы с водителем Кулаковым остались в БТРах, и потом попозже поднялись уже наверх, припарковались, были в БТРах. Экипаж давал салют в честь гибели Цыганкова. Выехали потом оттуда, возле Октябрьской комендатуры Чурин приказал остановиться, для чего – не знаю, он ушёл, минут 20 его не было. Я услышал выстрел, обернулся, ничего не было, ну и не понял, что за выстрел. Чурин вернулся, и мы поехали. На площади Минутка проезжая, он мне сказал остановиться и сдать назад, сказал, что сломался БТР-226 Кулакова. Я сдал назад, мы с Кулаковым прицепили тросы крест накрест, и он приказал направляться в ТПУ. Почему на ТПУ, а не на КПЗ, я так понял, что только там были запчасти, если что-то серьёзное сломалось. Подъехали к воротам, я посигналил, минут через 7 открылись ворота, мы проехали, поехали налево, там находилось наше здание, где располагалась рота разведки. Подъехал, поставили БТРы, БТР Кулакова за мной стоял. Отцепили тросы, пошли в баню, ополоснулись, потом с ротой…. Ну открыли, посмотрели, что там в БТРе, оказалось, что там оборвался кардан, срезало болты с кардана, просто он говорил, что когда ехал, гремело. Тут как раз подошел подполковник Тигишвили, спросил, что случилось. Мы объяснили ему. Куда он потом пошёл, я не знаю, не видели мы, потому что уже были внизу, утомились. Потом построили роту, мы с ротой в 9 часов пошли на ужин. После ужина нам был поставлен приказ починить БТР. Кулаков пошлее, т.к. он был старший по механическим частям он пошлее в РМО, в ремонтный пункт, чтобы найти болты эти. Там ничего такого особенного не было, надо было просто найти подходящие болты. Он вернулся, нашёл болты, мы прикрутили всё это, и около 12 часов доложили Чурину, он находился в подразделении, что БТР готов, всё исправлено. На следующий день, 16.01.03, мы вместе с ИРД выдвинулись на КПЗ, в седьмом часу утра.
 
ИК: Во сколько Вы прибыли на ТПУ?
НА: В полпятого. Ещё было светло, всё было видно ещё.
 
ИК: На ВОП во сколько Вы прибыли?
НА: Примерно около 11 часов.
 
ИК: Сколько были там по времени?
НА: Где-то 3,5 часа.
 
ИК: Кто входил в состав вашего экипажа 225го?
НА: Наводчик Сидорюк, внутри был Баркалов, Малахов, был ещё вместе с нами представитель ФСБ Макаренов… Макаренков… Всё вроде. Больше никого вроде не было.
 
ИК: Помимо БТРов разведчиков кто-либо ещё находился на ВОПе?
НА: Мы подъехали, мимо нас, когда мы стояли, поднялся БТР с продовольствием, привезли продукты на ВОП, ну мы тоже поднялись, за ними тогда.
 
ИК: Чем занимались экипажи на ВОПе?
НА: Я был в БТРе, приказ был не покидать машину.
 
ИК: А остальные что делали?
НА: Остальные салют дали, потом начали фотографироваться Головин подбежал, сказал: «пошли фотографироваться», я сказал «нельзя». Он сказал, что Худяков разрешил на 5 минут, я вышел, сфотографировался и обратно в машину.
 
ИК: Спиртные напитки распивались на ВОПе?
НА: Да, выпили примерно грамм по 50.
 
ИК: Вы пили?
НА: Нет, я не пил.
 
ИК: В составе 2х экипажей 225го и 226го Вы видели сидящего сейчас на скамье подсудимых лейтенанта Аракчеева?
НА: Нет, Аракчеева с нами не было.
 
ИК: Вы это точно утверждаете? В связи с чем Вы это утверждаете?
НА: Потому что я видел, кто садился в машину, и я прекрасно знаю, Аракчеева не было.
 
ИК: Видели ли Вы, чтобы в этих 2х БТРах, 225 и 226, кто-либо находился из гражданских лиц задержанным?
НА: Такого не было, никого не задерживали.
 
ИК: Видели ли Вы в тот вечер в подразделении разведки каких-либо гражданских лиц?
НА: Нет, не видел.
 
ИК: Видели ли Вы у кого-либо из сослуживцев золотые украшения в виде перстня, печатки?
НА: Нет, ни у кого не было такого.
 
ИК: У Худякова Вы видели?
НА: Нет, не было.
 
ИК: Вы видели в тот день, чтобы в тот день старший лейтенант Худяков применял оружие по отношению к местному населению, стрелял?
НА: Нет, такого не было.
 
ИК: А чем был вооружён Худяков в тот день?
НА: Я даже не припомню, я помню, что у меня был АК-74.
 
ИК: А у Чурина?
НА: У Чурина тоже был АК.
 
ИК: Пока вопросов не имею.
 
АГ: Скажите, с какого времени Вы знаете Аракчеева?
НА: Я познакомился, получается, пришёл в армию, 18.12 прибыл в Москву, он принял нас, даже 19го утром, в ночь нас привезли, и он стал сержантом у нас на месяц.
 
АГ: 18 декабря какого года?
НА: 2000 года.
 
АГ: 2002?
НА: 2000г.
 
АГ: Я думал, что Вы там всего полмесяца были знакомы, а Вы его, оказывается, знаете давно?
НА: Конечно.
 
АГ: Могли ли Вы его не заметить на ВОПе, где, Вы говорите, фотографировались и давали салют? Видели ли Вы его там?
НА: Нет, не видел.
 
 
АГ: Вы сейчас на вопрос коллеги ответили, что «Аракчеева с нами не было». Что Вы имеете в виду в данной ситуации? Непосредственно Ваш БТР или БТР 226й…
НА: Насчёт чего? Насчёт того, что Аракчеева не было?
 
АГ: Да.
НА: Аракчеева вообще с нами не было, потому что мы выехали…
 
АГ: Т.е. ни на одном БТРе не было, ни на втором?
НА: Да.
 
АГ: Я спросил ещё, на ВОПе, там где памятный крест Цыганкову?
НА: Нет, не видел, не было его там.
 
АГ: Все, кто был на ВОПе, у памятного знака Цыганкову, все фотографировались или не все?
НА: Да, все.
 
АГ: А кто фотографировал?
НА: Доктор.
 
АГ: А как его фамилия, доктора?
НА: Не знаю, капитан… даже не помню, не сильно был с ним знаком. Когда служили ещё знал, а сейчас уже не помню.
 
АГ: Вам досталась фотография?
НА: Нет.
 
АГ: Это что за доктор? Тот, который осматривал больного на ТПУ или какой другой?
НА: Да, он же.
 
АГ: В чьём он БТРе ехал?
НА: Он в моём ехал. После того, как больного забрали, он на нашем поехал в п. Северный .
АГ: А вот ФСБшника Вы назвали, или особиста, как Вы назвали, он…
НА: Он со мной ехал на БТРе.
АГ: Нет вопросов.
 
ВК: Помимо Вас кто ещё БТР ремонтировал?
НА: Кулаков - водитель.
 
ВК: Вдвоём ремонтировали?
НА: Да, вдвоём.
 
С: Не слышал.
НА: Вдвоём ремонтировали с Кулаковым.
 
ДА: Уважаемый суд, фотографию хотелось бы представить на обозрение. Или это после вопросов обвинения?
 
С: Ваше право, как скажете. Мнение стороны обвинения?
 
ИШ: Мы считаем преждевременно предъявление фотографии, нужно сначала спросить по обстоятельствам фотографирования.
 
ДА: У меня нет возражений, после так после.
 
С: Т.е. Вы не настаиваете?
ДА: Нет.
 
С: Ещё вопросы будут у стороны защиты? Суд, совещаясь на месте, постановил: предъявить фотографии после окончания допроса стороной обвинения.
 
ВТ: Какой из БТРов доставлял больного на территорию госпиталя, и как вообще происходило это?
НА: Мой БТР, 225й. Он был штатным водителем, и сразу к себе положили и всё.
 
ВТ: На территорию, Вы докуда доставили его?
НА: Мы доставили его до ворот. Он сам с доктором дошёл.
 
ВТ: Второй БТР где находился?
НА: Рядом стоял.
 
ВТ: Всё время?
НА: Конечно, всё время.
 
ВТ: На каком расстоянии Вы находились от памятного знака, когда приехали на ВОП и не смогли подняться? По какой причине не могли подняться?
НА: Потому что грязь была, дорога была грязная сполз, и не стали уже… был мокрый снег, ещё и слякоть была.
 
ВТ: Была грязь, и поэтому БТРы не могли подняться?
НА: Да, ну мы потом объехали по траске там.
 
ВТ: На каком расстоянии ваши БТРы находились от памятного знака первоначально?
НА: Когда не поднялись?
 
ВТ: Да.
НА: Метров сто, наверное. Горка большая.
 
ВТ: Через какое время Вы поднялись туда, БТРы смогли заехать?
НА: Минут через 10.
 
ВТ: Кто-то показывал Вам дорогу или каким образом?
НА: Ну потому что сапёры проехали, с продовольствием БТР, за ним сзади бочка была прицеплена. Остановились, так и так, скользко, сейчас попробуем сбоку проехать, он проехал, я за ним, поднялись.
 
ВТ: И на каком расстоянии поставили свои БТРы от креста?
НА: Метров пять.
 
ВТ: А тот БТР куда поехал?
НА: С водой?
 
ВТ: Да.
НА: Дальше не стал подниматься, там низина, канава, он остался, они таскали воду в бочках.
 
ВТ: Помимо данного БТРа с бочкой была ещё какая-то техника?
НА: Машина с продуктами была.
 
ВТ: Где она располагалась?
НА: Там же стояла. Они таскали всё руками.
 
ВТ: Там она стояла – это где?
НА: Ну БТР около нас стоял в 15 метрах, он с другой стороны стоял на дороге.
 
ВТ: Рядом с БТРом?
НА: Да.
 
ВТ: Когда Вы ехали от госпиталя на ВОП, куда-либо заехали?
НА: Да, заезжали.
 
ВТ: Куда?
НА: В комендатуру заехали Октябрьскую.
 
ВТ: Зачем?
НА: Чурин сказал остановиться. Он ушёл и пришёл со старшиной Першиным.
 
ВТ: Чурин?
НА: Да.
 
ВТ: А старшина Першин куда сел?
НА: В мой БТР сел.
 
ВТ: На броню, во внутрь?
НА: Во внутрь.
 
ВТ: Во внутрь Вашего БТРа?
НА: Да.
 
ВТ: При следовании от ВОПа Вы куда должны были ехать, Вам известно?
НА: В КПЗ.
 
ВТ: Где сломался Кулаков?
НА: На площади Минутка.
 
ВТ: Непосредственно на самой площади или на подъезде к ней?
НА: Ну как, уже подъехали… площадь Минутка…
 
ВТ: Каким образом, сколько времени заняло соединение БТРов?
НА: Да там минут 5 достаточно сцепить.
 
ВТ: В то время где личный состав находился:
НА: В машинах. Никто никуда не вылазил. Только я и Кулаков.
 
ВТ: Никто из личного состава…
НА: Не выходил.
 
ВТ: Когда Вы прибыли на территорию ТПУ, где и каким образом Вы поставили БТРы?
НА: Мы поставили рядом со зданием, где непосредственно разведка у нас располагалась. Я его затащил и там оставил. Он за мой, отцепил все тросы, он остался стоять.
 
ВТ: Это было параллельно зданию?
НА: Это можно сказать даже параллельно, мой стоял так, а тот маленько так. Ну, в общем у здания стояли.
 
ВТ: Во сколько Вы начала ремонт БТРа?
НА: После ужина, где-то в полвосьмого.
 
ВТ: А ужин во сколько?
НА: Я же говорил, в девять часов. После построения пошли на ужин, в 9 часов. Полчаса туда-сюда…
 
ВТ: Если ужин в 9 часов, то как ремонт в полвосьмого?
НА: Не в 9, в 19-00, оговорился. В 19-00.
 
ВТ: В чём заключалась поломка?
НА: Кардан. Там вроде как открутили болты или просто ослабли. Но они открутились, а потом получилось, что на двух болтах перекосило кардан и выломало со стороны…Короче. Отлетело.
 
ВТ: На одном или на нескольких?
НА: На одном мосту.
 
ВТ: Ещё какие-либо полоски были?
НА: Нет, не было.
 
ВТ: А сколько вообще мостов у БТРа?
НА: Четыре.
 
ВТ: Остальные были исправны?
НА: Да, были исправны. Третий только мост барахлил.
 
ВТ: Вас ранее допрашивали по поводу поломки в судебных заседаниях?
НА: Да, допрашивали.
 
ВТ: Вы помните, какие показания давали?
НА: Ну такие же и давал.
 
ВТ: Ремонт осуществляли на том же месте, где стояли?
НА: Да, на том же месте. Подключили лампочку.
 
ВТ: Просим Вас предоставить возможность свидетелю изобразить, каким образом и где находились БТРы относительно здания разведки и других помещений.
С: Пожалуйста.
 
ВТ: Нарисуйте, пожалуйста, где располагалось здание КПП, разведки и где находились БТРы.
НА: Здания, БТРы и всё?
АК: Да, как размещались.
 
Свидетель рисует и указывает.
 
ВТ: Уточните, в чём именно заключался ремонт, произведённый Вами? Какие действия и кто выполнял, Вы помните?
НА: Конечно, помню. Мы вдвоём висели вниз головой, потому что там двигатель, спуститься нельзя, только вниз головой. Там надо было найти болты, потому что кардан он был… постоянно подшатывалась. Просто было необходимо болты найти такого же размера и всё.
 
ВТ: Т.е. Вы заменили просто болты?
НА: Да. Кулаков пошёл в парк…
 
ВТ: В какой части моста?
НА: Вот мост, и от колеса кардан идёт.
 
ВТ: Прошу возможность предъявить схему ведущих мостов БТР-80 для того, чтобы он показал, на каком из мостов что производилось.
 
С: Пожалуйста.
 
ДА: Ваша честь, а наше мнение?
 
С: Возражаете?
 
ДА: Я лично возражаю, потому что этот документ получен непроцессуальным путём, схема неофициальная.
 
ВТ: Это точная ксерокопия БТРа-80.
 
ДА: Ну вот её и приобретайте.
 
ВТ: Она просто здесь маленькая схема, а здесь увеличены размеры.
 
ДА: Если бы защита представила такой документ, естественно, никто бы не дал.
 
С: Нет возражений, пожалуйста.
ВТ: Копия увеличена для удобства.
 
С: Передайте защитнику.
 
ИК: Также хочу обратить внимание суда, что свидетель являлся старшим разведчиком, и только заменял больного водителя Ефимова.
 
А: Здесь схема агрегатов силовых установок, тут карданных валов нет.
ДА: Действительно, речь шла…
 
ВТ: Следующую страничку переверните.
А: Какую страницу, мы на схему смотрим.
 
АГ: Вот ту написано: «крепление ведущих мостов на машине» и нигде слово «кардан» нет.
А: Дифференциалы и силовые установки.
 
АГ: Я сейчас ещё посмотрю год выпуска.
 
ИК: Надо было макет БТРа привезти.
 
А: Вот на карданном вале можно отдельно показать, где срезало болты. Естественно, на мостах не покажешь.
 
АГ: Ваша честь! Схема, представленная – о креплениях ведущих мостов…
 
ВТ: Свидетель давал показания о ремонте ведущих мостов, поэтому и схема…
 
АГ: Свидетель давал показания о ремонте карданного вала, в котором заменили 4 болта. Это то, что я слышал, и, наверное, слышал председательствующий.
 
ВТ: Разрешите уточняющий вопрос?
 
С: Да.
 
ВТ: Какие мосты ремонтировали?
НА: Четвертый, последний.
 
ВТ: Ведущий мост или что именно Вы ремонтировали?
НА: Ну конечно, задний ведущий, передние отключаются.
 
ВТ: Т.е. необходима схема ведущих мостов, а не карданных?
НА: Надо кардана. Кардан прицепляется к мосту, понимаете?
 
ВТ: На этой схеме изображено сцепление?
НА: Тут нет.
 
АГ: Какое сцепление? Прошу уточнить вопрос.
 
ВТ: Карданного с ведущим.
НА: Здесь не изображено, тут надо было, чтобы от этого колеса к этому мосту.
 
ВТ: На этой схеме имеется соединение, о котором Вы говорите?
НА: Вот это если закрыто, отсюда вот отлетело, тут болтался, тут уступ такой сзади.
 
С: Ну схема понятна?
 
НА: Да. Мост тут.
 
С: У стороны защиты есть вопросы по поводу схемы?
 
ДА: Нет возражений, раз книжка есть.
 
С: Книжка есть.
 
ВТ: Уточните, на данной схеме, на каком из них производился ремонт?
 
АГ: Ваша честь, на этот вопрос он уже ответил.
 
ДА: Кроме того, Ваша честь, я возражаю. А возражаю вот почему. Свидетель нам пояснил, что у него…
 
С: Так, стоп, свидетель, подождите в коридоре.
 
Свидетель удаляется из зала.
 
ДА: Свидетель пояснил, что у него специального образования в этой области нет, чтение схем не входит в его компетенцию, у него в этом такая же ровно компетенция, как и у меня, я, например, по этой схеме не рискнул бы что-то показывать, не имея специального образования. Если есть необходимость вызвать специалиста, давайте вызовем специалиста, допросим. Я полагаю, что эти вопросы не находятся в компетенции свидетеля. Чтение схем, пусть он нам расскажет, что было, а потом пусть гос. Обвинение вызывает специалиста, показывает. А здесь, я считаю, совершенно неправильно, предъявлять ему схемы, чертежи какие-то. Я ничего там не понимаю, хотя я тоже автомобилист.
 
С: Всё?
 
ДА: Возражаю я, Ваша честь.
 
С: Я понял. Всё?
Да: Да.
 
С: У стороны защиты ещё что-то будет?
 
АГ: Я возражаю против поставленного вопроса, поскольку он повторяется. Свидетель ответил о том, какой кардан они ремонтировали.
 
С: Суд, совещаясь на месте, постановил: отклонить возражения стороны защиты, поскольку обстоятельства, которые выясняются стороной обвинения, имеют отношения к делу. Что касается схемы, свидетель пояснил в присутствии сторон, что он в ней понимает, поскольку каких-либо специальных познаний не требуется в его показаниях, т.к. мы свидетеля просим показать то, что он делал, т.е. свидетелем чего являлся. Соответственно, для вызова специалиста нет необходимости. Что касается возражений Алексея Григорьевича по поводу повторения вопроса, то сейчас данный вопрос связан с просьбой на схеме обозначить объём ремонтных работ, которое свидетель производил, как он утверждает, в связи с чем возражения являются несостоятельными.
 
ДА: Я просто для протокола. Возражения на действия председательствующего в том смысле, что свидетель говорит, что он понимает схему, это ещё не означает, что он её понимает на самом деле. Человек часто много на себя берёт и говорит, что разбирается в тех вопросах, в которых на самом деле не разбирается. Обращаю внимание, что у свидетеля нет специального образования, необходимого для чтения данного рода схем. Поэтому в данном случае, на мой взгляд, суду его слова о том, что он понимает схеме, просто не следует принимать его слова во внимание. А свидетель, ещё раз подчеркну, некомпетентен для допроса по этой схеме. Я же ещё раз подчеркну, что допрос по этой схеме может иметь далеко идущие последствия. Ну понятно, к чему клонит обвинение. Сейчас мы допросим некомпетентного свидетеля, он даст, может дать, неправильные показания. Исходя из этого обвинение будет делать вывод, что с данной поломкой можно вообще было передвигаться без всяких проблем. И всё это будет из-за того, что свидетель может дать неправильные показания, будучи некомпетентным и неправильно прочтя схему.
 
С: Ваши предположения относительно…
 
ДА: Это мои возражения. Предположения.
 
С: Я прошу заносить Ваши предположения в протокол судебного заседания.
 
ДА: Вообще то всё заносится.
 
С: Имеется в виду тут, мы иногда тут спорим не по существу, что не имеет смысловой нагрузки.
 
ДА: Просто потом представители гос. Обвинения будут делать выводы из неправильных ложных предпосылок.
 
С: Понял суть Ваших возражений. Единственное, попрошу в дальнейшем не указывать председательствующему, что ему принимать во внимание, а что не принимать.
 
ДА: Это же возражения! Они же для Вас необязательны. Я не указываю, а просто для протокола.
 
С: Имеется в виду, то это нетактично звучит. Получается, Вы указываете суду, что ему следует принимать во внимание, а что принимать во внимание не следует.
 
ДА: Согласен. В любом случае приношу извинения.
 
С: Пригласите свидетеля.
 
С: Да. Если нет возражений у стороны защиты отпустить Людмилу Анатольевну…
 
АГ: Схему может посмотрите?
ЛТ: У меня два процесса.
 
АГ: Схему всё-таки посмотрите.
ЛТ: Схему я смотрела, у нас позиция согласована.
 
АГ: Тогда я не возражаю, чтобы отпустить.
С: Тогда суд постановил сегодня отпустить, как и вчера.
 
Свидетель показывает на схеме.
АГ: Что Вы говорите о двигателе? Говорите о том, что есть на схеме.
 
С: Алексей Григорьевич, я делаю Вам замечание и попрошу не встревать в допрос стороной обвинения свидетеля. Когда сторона защиты допрашивала, Вас никто не прерывал.
АГ: Ваша четь, я же могу возражать в данном случае.
 
С: Если у Вас есть какие-то возражения, то есть процессуальный порядок их заявления. Это не значит, что все сейчас, перебивая друг друга начнут высказывать свои возражения. Давайте, пожалуйста.
НА: Вот эти болты менял Кулаков, я ему светил лампочкой.
 
АК: Сколько болтов?
НА: Я откуда знаю? Это у Кулакова надо спросить, сколько болтов.
 
АК: Какие-либо другие действия были кроме того, что Вы сейчас говорите?
НА: Нет.
 
АК: Как вот эти поломки повлияли на передвижение транспортного средства?
НА: Я могу по схеме показать. НУ в общем, если кардан слетел, то двигатель, но и всё… он застучал остановил. Но ехать уже нельзя.
 
АК: При буксировании это каким-либо образом влияло или нет?
НА: Ну конечно тоже стучал. Но там уже по-другому было. Потому что могла ещё, дифференциал может нарушиться.
 
АК: На каком этапе?
С: Если можно, повторите для секретаря.
 
АК: Сначала был вопрос, сколько болтов меняли.
С: Про болты не знает?
 
АК: Не знает, сказал.
АК: Как поломки могли повлиять на перемещение, на движение данного транспортного средства. А как реально они повлияли на его ходовые качества?
НА: Ну там дифференциал распределяет нагрузку на колёса, если есть кардан, если он начнёт ехать, но я, в принципе, больше не знаю.
 
АК: И следующий вопрос был: во время буксирования это как-то влияло на его ходовые качества или нет?
НА: Стучал кардан просто и всё.
 
ВТ: Какая-либо в этот день информация доводилась до личного состава?
НА: При построении на ужин нам довели, что у ФСБ угнали БТР?
 
ВТ: Кто довёл до Вас эту информацию?
НА: Худяков. Построил роту и довёл.
 
ИШ: А почему Вас было поручено вести БТР?
НА: Потому что штатный водитель заболел.
 
ИШ: А почему другой солдат…
НА: Я был контрактник, и я раньше ездил в парке в Москве. В автопарке я там ездил, перегонял. Больше никто не мог.
 
ИШ: А у Вас какое-то удостоверение водительское есть?
НА: Удостоверение водительское? У меня есть. Я когда пошёл в армию, получил категории В,С.
 
ИШ: А управление БТРом отличается чем-то от машин? Может человек, владеющий навыками вождения.
НА: Там такое же, как в КАМАЗе. Т.е. я учился ездить на КАМАЗе, а там и переключение, и всё точно также же.
 
ИШ: Вот Вы назвали членов Вашего экипажа: Сидорюк, Баркалов, Малахов, ФСБ Макаренко, доктор капитан и больной солдат. Правильно? Т.е. это те лица, которые ехали в Вашем БТРе?
НА: Да, доктор сел на ТПУ.
 
ИШ: Доктор где?
НА: В ТПУ сел. Больного осмотрел и поехал с нами.
 
ИШ: Он сел куда, где он сидел на вашем БТРе?
НА: Я то откуда знаю? Я наверху торчу, я не вижу, кто куда садится.
 
ИШ: А Сидорюк, Баркалов, Малахов?
НА: Сидорюк у меня был наводчиком, он в башне находился, а остальные я не знаю, как они там располагались в БТРе. Я не смотрю, потому что у меня голова торчит на улице, я не внутри веду.
 
ИШ: А на броне кто-либо сидел?
НА: С левой стороны Чурин сидел.
 
ИШ: А кроме него на броне был кто-нибудь?
НА: Никого не было.
 
ИШ: А ещё кого-нибудь можете назвать из состава Вашего экипажа?
НА: Першин ещё потом сел в комендатуре.
 
ИШ: Першин, Вы сказали, внутрь сел?
НА: Да.
 
ИШ: Ещё кого-либо из состава экипажа можете назвать?
НА: Нет, не было больше.
 
ИШ: Не было больше никого?
НА: Нет. Может, кто-то ещё был, я не помню.
 
ИШ: А кого-нибудь из состава 226го БТРа можете назвать, кто ехал на 226м?
НА: Головин там был, по-моему, Цупик, Худяков старший был, сверху сидел. Андреев, дальше нет помню.
 
ИШ: А водитель кто?
НА: Кулаков.
 
ИШ: А других не помните?
НА: да.
 
ИШ: Какова была последовательность Ваших действий после заезда на ТПУ. Вы сказали, что заехали на ТПУ…
НА: Какой момент? Утром или..
 
ИШ: Нет, вот когда Вы в 16-30 заехали, остановили БТР, дальнейшие Ваши действия.
НА: Сразу я отцепил тросы, открыли люки сверху, посмотреть, что случилось. Ещё светло было, было видно. И всё, пошли потом помылись, ополоснули, потом пошли на ужин.
 
ИШ: После того, как Вы определили объём предстоящих работ.
НА: Сказали, доложили, что оторвался кардан.
 
ИШ: И пошли в баню?
НА: Пошли в баню ополоснулись.
 
ИШ: Вы вдвоём пошли с Кулаковым?
НА: Да, вдвоём с Кулаковым.
 
ИШ: А где был остальной личный состав?
НА: Не знаю.
 
ИШ: В бане они были, когда Вы пришли?
НА: Может и были, может там кто-то что-то стирал. Там у нас пошёл, стираешь…Я знаю, что мы с Кулаковым пошли ополоснуться, потом пошли на ужин в 7 часов.
 
ИШ: В 16-30 вы приехали. Значит с 17 до 19 Вы находились в бане?
НА: А что такого? В парилке сидели, парились. Не 2 часа, конечно, но час, может, час тридцать, потом обтёрлись, оделись, на построение пошли. Может поменьше. Может зашли в подразделение отдохнуть.
 
ИШ: А оружие, Вы говорите, у Вас был автомат АК-74, Вы сдавали?
НА: Да, сдавал.
 
ИШ: В какой момент?
НА: Ну как все, разгрузились, сдали. Дежурному отдал и всё.
 
ИШ? Когда?
НА: Ну когда все приехали, разгружаться начали, экипаж вышел, всё.
 
ИШ: До того, как открыли люки и начали смотреть причину поломки?
НА: Сначала определились с оружием, а потом открыли люки.
 
ИШ: Вот Вы заехали на ТПУ, встали…
НА: Разрядились, отцепились, пошли разрядились…
 
ИШ: Что значит «разрядились»?
НА: Пошли сдали оружие.
 
ИШ: Куда Вы сдавали оружие?
НА: Дежурному.
 
ИШ: Какому дежурному?
НА: Который отвечает за КХО.
 
ИШ: Это дежурный по какому подразделению?
НА: Это наш дежурный по разведроте.
 
ИШ: А фамилию не помните его?
НА: Нет, не помню.
 
ИШ: А кроме дежурного кто-нибудь принимал участие…
НА: Только дежурный принимает оружие.
 
ИШ: Нет, вот именно 15.01.03 кто у Вас принимал оружие?
НА: Я не помню фамилию.
 
ДА: Уважаемый суд, уже успел свидетель ответить, я прошу этот вопрос снять, мы тоже долго ждали, но не имеет этот вопрос отношения к предмету доказывания и к обстоятельствам, изложенным в обвинительном заключении. Давайте сейчас свидетеля поспрашиваем про период его службы в реальном времени в ЧР?
 
С: По поводу того, что свидетель дал ответ на этот вопрос, возражения не принимаются. По поводу отвода отклоняются, поскольку мы сейчас рассматриваем период времени, который вменён именно в обвинительном заключении.
 
ИШ: А что за выстрел был у Октябрьской комендатуры, о котором Вы сказали?
НА: Ну я только потом, на следующее утро узнал, что был случайный выстрел, Ефремов выстрелил.
 
ИШ: Ефремов?
НА: Вроде Ефремов выстрелил.
 
ИШ: А Ефремова Вы не называли, он на каком БТРе ехал?
НА: 226м.
 
ИШ: После выстрела что происходило?
НА: Я услышал, я уже говорил это, повернулся, ничего не увидел. После этого не вылазил, ничего. Чурин пришёл, поехали и всё.
 
ИШ:А Ефремов так и оставался на 226м БТРе?
НА: Вроде оставался.
 
АГ: Ваша честь! Вот сейчас прозвучал ответ. Во-первых, вопрос наводящий, т.к. он уже содержит ответ: «находился Ефремов, оставался Ефремов в 226м БТРе». Вместо того, чтобы поставить вопрос: «где находился Ефремов после выстрела?» Так было бы корректно поставить вопрос, и знает ли об этом свидетель, где он находился.
 
С: Алексей Григорьевич, я Вам делаю замечание.
 
АГ: Да Вы перед тем, как делать мне замечание, дайте мне возможность договорить.
 
С: Делаю Вам ещё одно замечание, попрошу не перебивать председательствующего, когда он Вам делает замечание. Порошу Вас не комментировать вопросы и не оценивать. Если у Вас есть ходатайство о том, чтобы снять этот вопрос…
 
АГ: Да, именно об этом я и хотел закончить своё выступление, Вы мне не дали.

С: У Вас не выступление, у Вас…
 
АГ: Возражение против данного вопроса.
 
С: А Вы путаете с выступлением. Давайте не будем путать возражения с выступлением. Выступления у Вас в прениях.
 
АГ: Ваша честь! Мы очень терпеливо относимся к тому, как ведёт себя обвинение в процессе допроса.
 
С: Давайте с судом не… суд пока тоже ведёт себя очень терпеливо, но терпение советского народа – вещь небезграничная. Возражения против вопроса, я правильно понял?
 
АГ: Да.
 
ДА: И против ответа. Ответ в предположительной форме.
 
С: Против ответа возражения…
 
ДА: Ваша честь, прошу разъяснить свидетелю, что необходимо сообщать сведения, а не предположения. Фраза «наверное». Вообще ни один ответ не должен начинаться с фразы «наверное».
 
С: Согласен. Насчёт какого вопроса речь шла?
 
ИШ: Я сформулирую его так, как предложила сторона защиты. Где находился Ефремов после того, как был произведён выстрел?
НА: Не знаю.
 
С: Нормальный вопрос. Суд считает возражения…
 
АГ: Но это же мой вопрос, Ваша честь! Задал сейчас представитель обвинения, сказал, что я сформулирую так, как предложила защита. А Вы сейчас снимаете мой вопрос, говорите, что необоснованны возражения.
 
С: Алексей Григорьевич, но мы же договорились…
 
АГ: Ваша честь!
 
С: Все успели забыть, какой вопрос. Я спрашиваю, какой вопрос задал прокурор. Прокурор задаёт вопрос. Если это Ваш вопрос, то нормально сформулирован данный вопрос. Тогда давайте тогда посжатей возражения формулируйте. Значит, в плане техническом тогда попрошу покороче высказывать возражения против вопросов, потому что за время Вашего выступления, а это не возражения называется, а выступление, уже никто не помнит, какой вопрос задавал прокурор, поэтому мне приходится повторять прокурору, просить прокурора повторить вопрос, а в результате видите, как получается? На чём мы остановились? Пожалуйста, по существу, как правильно заметил Дмитрий Владимирович, свидетелю сообщаю о недопустимости высказывания предположений, Вас сюда пригласили не для того, чтобы Ваши домыслы слушать, а для того, чтобы слушать от Вас обстоятельства, свидетелем которых Вы являлись, поняли?
НА: Да.
 
С: Что Вы видели, что Вы делали, у Вас поэтому процессуальное положение так и называется – свидетель, поняли?
НА: Да.
 
С: Вот так. Если Вы чего-то не видели, попрошу Вас так и говорить. НУ вроде бы всё. Пожалуйста, прокурор.
 
ИШ: А офицеры питались вместе с солдатами или как у Вас было организовано?
НА: Отдельно.
 
ИШ: Вы сказали, что ходили на ужин, а поле ужина было построение.
НА: Я сказал «перед выходом».
 
ИШ: Прошу прощения.
НА: Построение на ужин. И так доложили всё. Насчёт ФСБ БТРа.
 
АК: Кроме этого случая, когда Вам Худяков довёл, в этот день ещё доводилась эта информация?
НА: Мы с Кулаковым были на БТРе. Может и доводилось…
 
АК: Ну вот до Вас, в частности.
НА: Нет, больше ничего не доводилось.
 
ИШ: А где вообще базировались разведчики?
НА: Ну после подрыва КПЗ нас на усиление, на охрану поставили на КПЗ. Большинство нас туда, а осталось, частично остались на ТПУ.
 
ИШ: На КПЗ кто руководил подразделением разведчиков?
НА: Чурин.
 
ИШ: а на ТПУ?
НА: Там младший лейтенант, не помню фамилию.
 
ИШ: А на территории Октябрьской комендатуры были разведчики?
НА: Может и были, я не знаю.
 
ИШ: А Вы назвали фамилию Першин - он кто?
НА: Старшина.
 
ИШ: Старшина какого подразделения?
НА: Разведроты.
 
ИШ: А почему Вы его забирали именно в Октябрьской комендатуре?
АН: Не знаю.
 
ИШ: Там базировались разведчики?
АН: Я не знаю. Чурин сказал остановиться, я остановился, увидел Першина и всё. Зачем – не знаю.
 
ИШ: Почему фотографировал доктор? Он же вроде офицер?
ДА: Ваша честь! Прошу этот вопрос снять, не имеет отношения к предмету доказывания.
 
С: Снимается.
 
ИШ: Не можете вспомнить, каким образом размещались те лица, которые фотографировались около креста? Как они стояли?
НА: В 2 ряда стояли.
 
ИШ: А сколько человек примерно фотографировалось?
НА: Я уже не помню.
 
ИШ: Ну если я правильно записал, Вы сказали, что фотографировались все, кто приехал на ВОП. В экипаж БТРа сколько человек входит?
 
С: Уважаемые прокуроры, по-другому вопрос задайте.
 
ИШ: Сколько человек тогда приехало на ВОП на 2х БТРах и фотографировалось?
АН: Я ж не считал. Я половину не помню людей. Я назвал тех, которых помню. Там может ещё кто-нибудь был.
 
ИШ: Ну вот фамилии, которые Вы назвали: Сидорюк, Малахов, Баркалов, доктор фотографировал, больного отвезли, Головин, Цупик, Кулаков, Андреев.
ДА: При всём моём уважении к гос. Обвинению, мы же договорились не цитировать показания свидетеля. Не первый раз это происходит.
 
С: Принимается. Уважаемые прокуроры! Порошу не нарушать условия предварительной договорённости, как это в юриспруденции говорится. Есть ещё вопросы?
 
ВТ: Вопросов нет, в связи с…
 
С: Перерыв 10 минут.
 
Перерыв
 
[Аудиозапись 070508_2]
 
ВТ: Ваша честь! В связи с противоречиями в показаниях свидетеля относительно объема ремонта, времени и расположения БТРов, мы ходатайствуем об оглашении т. 3 л.д. 9-14 Протокол допроса на предварительном следствии и показания в судебных заседаниях т. 19 л.д. 23 и т. 11 л.д. 27-33.
С: Давайте по очереди. т. 3 л.д. 9-14. Что за противоречия?
 
ВТ: Относительно расположения БТРов и состояния после ремонта проведённого.
С: Мнение стороны защиты?
 
ДА: Возражаем, не усматриваем существенных противоречий.
С: Согласованное мнение?
 
ДА: Да.
 
ВТ: В середине текста, 10 строка снизу.
С: Подойдите, стороне защиты покажите.
 
ИК: Я не усматриваю здесь противоречий. Свидетель пояснил суду о том…
С: Не надо «о том», потому что это оценочная категория.
 
ДА: Мы тоже посмотрели внимательно, противоречий не усматриваем.
С: Сказали уже. Давайте тогда так поступим. Вы все вопросы свидетелю задали:
 
ВТ: Да.
 
С: У стороны защиты есть вопросы? Потому что памятуя о том, что секретарь не записал, мне бы хотелось уточнить вопросы, связанные с оглашением или неоглашением.
 
ДА: Мы фотографию хотели предъявить, Ваша честь. Может перед оглашением?
 
С: Про фотографию сейчас чуть-чуть опустим. Сначала про оглашение порешаем. Нет возражений?
 
ДА: Нет.
 
С: Про фотографию не обсуждается сейчас. Имеется в виду по ремонту, по расположению нет вопросов сейчас?... Давайте тогда, пользуясь тем, что у сторон нет вопросов, я вопросы позадаю для протокола. Давайте ещё раз, что конкретно ремонтировали.
НА: Прикручивали кардан к мосту.
 
С: Прокуроры, это Ваши вопросы, поэтому попрошу Вас ещё раз, какие Вы вопросы задавали.
 
ВТ: Кроме замены болтов какие-либо работы производились?
НА: Нет.
 
С: Сейчас, это технические вопросы.
 
ВТ: Устанавливались ли какие-либо детали, кроме болтов?
НА: Нет, не устанавливались.
 
ВТ: Каким образом происходил ремонт?
 
АГ: Яснее, что значит каким образом производился ремонт?
 
ВТ: Кто и чем занимался в ходе ремонта?
НА: Я держал лампочку над головой Кулакова, подсвечивал, Кулаков производил работы.
 
АК: А кроме того, что лампочку держали, Вы какие-либо работы производили?
НА: Там всё Кулаков делал.
 
ВТ: Остальные мосты были исправны или нет, в каком состоянии находились?
НА: В хорошем состоянии.
 
ВТ: Уточните, в хорошем – это в рабочем или…
НА: В рабочем состоянии. Кулаков сказал, что остальные нормально работают.
 
С: номера моста можете назвать?
НА: Четвёртый, последний ремонтировали.
 
С: От кормы считается?
НА: Да.
 
С (секретарю): в скобочках напиши «задний». Правильно?
НА: Да.
 
ДА: А Вы про состояние мостов знаете от Кулакова или сами видели?
НА: Кулаков сказал, что все остальные нормальные.
 
ДА: А Вы в связи с чем интересовались?
НА: Просто я сказал: «нормально доедешь на следующий день?». Он сказал, что всё нормально работает.
 
ДА: Можно поподробнее? Вы спросили: «доедешь на следующий день?»
 
НА: Ну после того, как поставили, я спросил, нормально ли всё. Он сказал, да, всё нормально работает, в нормальном состоянии.
 
ДА: «Всё нормально работает» что? Можно доехать или машина в исправном состоянии?
НА: Машина в исправном состоянии.
 
ДА: Вы выясняли, что в исправном состоянии? А что в машине в неисправном состоянии? Вы выясняли, работают другие мосты или не работают?
НА: Спросил, работают ли другие мосты. Он сказал, что да, работают.
 
ДА: А Вы зачем другими мостами интересовались?
НА: Просто водительский интерес.
 
ДА: Сами не проверяли?
НА: А как их проверишь?
 
ДА: Я не знаю.
НА: И я не знаю, это только на ходу можно проверить.
 
С: По данному обстоятельству всё?
А: Ваша честь! Разрешите обратиться к стороне обвинения и попросить у них книгу вот эту.
 
С: Всё?
ВТ: Да.
 
С: Теперь давайте обсуждать. По поводу фотографий будем обсуждать? Нет возражений у стороны обвинения? Вы по фотографии все вопросы задали?
 
ВТ: Какие сюжеты были у фотоснимков?
 
НА: Памятник, крест.
 
ВТ: И всё?
НА: Да, у креста фотографировались.
 
ВТ: Другие фотографии какие-либо делали?
НА: Может и делали, я то не знаю, я ушёл в БТР, я не видел.
 
С: У прокуроров есть вопросы по фотографии?
 
ВТ: Нет.
С: Нет возражений против предоставления свидетелю фотографии?
 
ИШ: Нет.
С: А какие фотографии? Сторону защиту попрошу подойти, ткнуть пальцем, как говорится. Там у нас есть столько героических фотографий. Не возражает сторона обвинения? В курсе, какие фотографии?
 
ВТ: Не возражаем.
 
Свидетелю предъявляется фотография.
 
АГ: Скажите, Вам знакомы эти лица на фотографии?
НА: Да.
 
АГ: Можете назвать пофамильно?
ДА: Вообще сюжет тот?
 
НА: Да, тот сюжет.
С: Давайте дадим листочек, и пусть слева направо попишет пока. Так и напишет: первый ряд слева направо. Этот вопрос обсуждается. Давайте обсуждать другой вопрос…
 
А: Можно, Ваша честь? У меня вопросы как раз именно по кардану.
 
С: По кому?
 
А: По кардану.
 
С: Ну сейчас мы пока обсудим вопрос по поводу оглашения. Мнение сторон суд выслушал. Кто-то ещё желает?
 
АГ: Существенных противоречий не усматриваем.
 
С: Я понял. Я имел в виду, может дополнить кто-то желает. Айкин! А Вы там всех помните на фотографии?
НА: Нет, не всех. Фамилии просто позабывал.
 
С: Идите сюда на минуточку, чтобы мы могли дальше обсудить вопрос. Штаб части изобразите на Вашей схеме.
 
Свидетель изображает на схеме штаб части по просьбе суда.
 
С: Будет смотреть сторона защиты? Видно, да? Сторона защита прочитала? Есть там в показаниях по поводу расположения части?
ДА: Прочитала. Уважаемый суд! Эти противоречия уж никак нельзя назвать существенными. Поэтому и оснований нет, предусмотренных ст. 281 ч. 3.
 
С: Считаете, нет противоречий?
 
ДА: У любых показаний могут быть противоречия, хотя мы вчера видели, что иногда их не бывает вообще никаких. Как правило, должны быть хоть какие-то расхождения, но это не является существенными противоречиями.
 
С: Имеется в виду, я просто спросил, обладаете ли Вы той же информацией, что и я?
 
ДА: Да.
 
С: Всё. По поводу расположения и ещё чего?
 
ВТ: И состоянии техники после ремонта, следующая страница. Хода ремонта нет и результат ремонта.
 
ДА: Действительно, противоречия есть, но являются ли они существенными.
 
АГ: Это не противоречие, а расхождение, неточность.
 
С: Ещё там что?
 
ВТ: Т. 11 л.д. 27-33.
 
С: Сторона защиты имеет?
 
ВТ: На л.д. 28 имеется противоречие.
 
ДА: Уважаемый суд! У меня есть предложение по порядку ведения. Поскольку показаний тут несколько, давайте с одними разберёмся, огласим, потом другие огласим, поспрашиваем.
 
С: Я просто чтобы времени не терять, пока у нас свидетель пишет. Всё равно читать придётся… И поясните, где тут перёд, где зад.
 
С: По фотографии поехали.
 
А: А про кардан?
 
С: Сейчас. По фотографии будут ещё вопросы?
 
ДА: А вообще вопросы были?
 
С: Были. Алексей Григорьевич спросил.
 
АГ: Было два вопроса, и ответы на них прозвучали.
АГ: Здесь я вижу, что Вы назвали 18, и тех, кого не помните написали, что не помните. Тогда по фотографии нет вопросов.
 
ДА: Но Аракчеева тут не имеется в списке?
 
АГ: На этой фотографии Аракчеев нет. Почему?
НА: Потому что не было Аракчеева.
 
С: У сторон по фотографии нет вопросов?... Пожалуйста, Аракчеев.
 
А: У меня несколько вопросов также по той схеме, которая была приобщена. Т.к. это схема из бронетранспортёра БТР-80, также имеется схема 8-23 рисунок 8-23, где указаны все карданные валы. Скажите, вот Вы в своих показаниях говорите о том, что именно сломался карданный вал. Вот на этой схеме, которую гос. обвинение предъявило, есть карданные валы?
НА: Да вроде. Вот.
 
А: Это карданный вал?
 
ДА: А это не полуось разве?
 
А: Т.е. вот то, что Вы нарисовали и обозначили болты, - это Вы считаете карданным валом?
НА: Ну считаю. Ну получается, что от этого, полуось.
 
А: Как раз в связи с этим у меня вопрос. На рис. 8-23 изображена схема. Чего эта схема? Также вот она схема. Вот здесь на этой схеме изображены карданные валы?
НА: От коробки и к мостам.
 
А: Т.е. это как раз что у нас?
НА: Ну карданы получается.
 
А: Укажите, пожалуйста, и напишите, какой кардан сломался.
НА: Ну вот тут то нету. Вот тут, полуось. Значит неправильно я сказал, просто… вот тут стоит полуось.
 
А: Так карданный вал или полуось?
НА: Полуось.
 
С: Сергей Владимирович, так мы и не разобрались… продолжайте.
 
А: Вы сами принимали участие? Болты снимали?
 
ВТ: Ваша честь! Прошу снять вопрос, свидетель уже ответил.
 
А: Я спросил, болты крутил?
НА: Болты не крутил, Кулаков крутил?
 
ДА: Вы в области автотехники каким образованием обладаете?
НА: Средним техническим. В ПТУ учился.
 
А: Я хотел бы сделать заявление, что данный свидетель не является специалистом, и он чётко на схеме показал, что он не видит различие полуоси с карданным валом. И также пояснил, что не делал ремонт.
 
С: Аракчеев, давайте без комментариев?
 
А: Я просто прошу занести это в протокол.
 
С: Свидетель сказал, все услышали прекрасно. Выводы каждый сделает самостоятельно, в т.ч. и суд. Если они совпадут с вашими выводами, не будет возражений у Вас, если не совпадут, будете возражать. Сейчас мы этими выводами друг с другом не делимся. Всё по данному поводу?
 
ИШ: По данному поводу всё, есть другие вопросы.
С: Пожалуйста.
 
ИШ: Военнослужащие с ВОПа, которые несут службу на ВОПе, подходили к Вам, когда Вы там находились?
НА: Нет. Они носили воду, с ними не общались.
 
ИШ: А военнослужащие ваших экипажей воду носили?
НА: Нет.
 
ИШ: А к военнослужащим ваших экипажей, находившимся у памятного знака, подходили военнослужащие с ВОПа?
НА: Нет.
 
АГ: А откуда Вам известно, что военнослужащие, которые находились возле креста, не подходили? Вы постоянно обозревали эту местность? После того, как сфотографировались…
НА: Я сидел в БТРе, голова наверху была, я смотрел.
 
АГ: Вы следили за всеми передвижениями, кто куда пошёл?
НА: Да конечно, если в туалет кто пошёл… я видел примерно радиус вокруг креста, всё.
 
АГ: Командира сапёров, которые приехали и привезли воду и продукты на ВОП, ВЫ знаете?
НА: Не помню фамилию.
 
АГ: Вы видели командира сапёров на ВОПе?
НА: Не видел.
 
АГ: А кого из приехавших военнослужащих, сапёров, Вы можете назвать?
НА: Никого.
 
АГ: Тогда откуда Вам известно, что никто не подходил из одной группы.
НА: Просто разведрота и сапёры в другой форме были одеты. У них своя форма, у них другая. Это элементарно.
АГ: нет вопросов.
 
С: Это имеется в виду про сапёров Вы спрашивали, которые…
АГ: Которые с Октябрьского были, привезли на ВОП продукты.
 
С: Вы про этих, да?
АГ: Да.
 
С: У стороны защиты есть ещё вопросы?
ДА: Нет.
С: У стороны обвинения?
 
ВТ: У нас было ходатайство об оглашении.
 
С: Имеется в виду, вопросы до разрешения этого ходатайства нет?

ВТ: Нет.
 
С: Свидетель, подойдите. Здесь обведите, что Вы ремонтировали. Ремонтировали боты на полуоси, правильно?
 
НА: Да.
 
С: У сторон нет вопросов?... Возвращаемся к ходатайству. Поступило предложение по порядку обсуждать. Т. 3 л.д 9-14. Сторона защиты возражала, считая данные противоречия несущественными. Суд постановил ходатайство удовлетворить, показания огласить. Существенно – это такая категория оценочная, что достаточно того, что они есть.
 
Оглашается т. 3 л.д. 9-14. Допрос Козлова на предварительном следствии от 7.03.03. Оглашается в части противоречий л.д. 12-13 Со слов «отъехал от» до слов «затем мы пошли спать».
 
Свидетель подтверждает свои подписи.
 
ВТ: Поясните, пожалуйста. Как можете объяснить противоречия в части положения БТРов, изложенные в оглашённом протоколе тому, которые Вы сегодня даёте в судебном заседании?
НА: Ну потом поставил так БТР получается.
 
С: Ответили Вы на вопрос?
 
НА: Да.
 
С: Пожалуйста, ещё раз для протокола.
НА: Потом поставил так БТР.
 
С: Как так?
НА: Так, как там написано.
 
ВТ: Вас в судебном заседании в данном спрашивали, а таком состоянии оставались БТРы? Сказали «да, только отсоединили тросы».
НА: Да, отцепили тросы, остались , отремонтировали. Развернулся, чтобы выровнять, поставил БТР, пошли спать потом и всё.
 
ВТ: По ходу ремонта. В данном судебном заседании Вы пояснили, что держали лампочку. В протоколе допроса указано о том, что Вы ехали на БТРе вперёд, а Кулаков, открыв люк, откручивал карданы.
НА: Сначала то откручивали. А потом, когда темно стало, уже на место ставили, и лампочкой светить надо было.
 
ВТ: Согласно оглашённому протоколу рабочим остался только второй мост из четырёх, т.е. все остальные – первый, третий и четвёртый мосты были неисправны. Сейчас Вы, отвечая на вопросы обвинения и защиты сказали, что все мосты были исправны. Можете пояснить это противоречие?
НА: Может в тот раз я не сказал просто, что были все рабочие. И всё.
 
ВТ: Нет, ну здесь указано, что…
С: Погромче говорите. Я вот лично не слышу, что Вы ответили.
НА: Ну не сказал значит, что все были рабочие.
 
ВТ: «БТР мог двигаться на втором мосту, который оставался рабочим из четырёх».
НА: Все были рабочие.
 
ИШ: Т.е. тогда Вы неточные дали показания?
НА: Значит неточные.
 
ИШ: Сейчас Вы лучше помните?
НА: Ну лучше вспомнил… Ну в тот день, во-первых, не допрашивали, оставили нас одних, просто голова болела от всего, домой было охота. Так оставил просто и всё.
 
ИШ: Вы сказали, что сначала так ремонтировали, а потом лампочка понадобилась. Т.е. когда Вы начинали ремонт, светло было?
НА: ДА.
 
ИШ: А во сколько в январе 2003 темнеет?
ИК: Я возражаю против данного вопроса.
 
С: Принимается. Свидетель специальными познаниями не обладает.
 
ВТ: Мы ходатайствуем об оглашении следующих противоречий…
 
С: По этим протоколам всё?
 
ВТ: Да.
 
С: У стороны защиты?
 
АГ: По этому протоколу, по противоречию, которое здесь указывается. Вы отвечая на вопрос коллеги, адвоката, сказали, что на это противоречие указывается, что из четырё. А сейчас говорите, что все были. Но это Ваше предположение или Вы проверяли и убедились, что все мосты работают?
 
НА: Проверить невозможно, т.к…
 
АГ: Ну тогда на чём основывалось любое из Ваших утверждений?
НА: Ну просто предположили, что работают и всё.
 
АГ: Правильно ли Вас поймет суд, что Ваши…
 
С: Алексей Григорьевич, давайте вопросы…
 
АГ: Правильно ли я Вас понимаю…
 
С: Не надо такие вопросы задавать, потому что сейчас спорный момент, и пусть он сам ответит. Задайте вопрос так, чтобы он сам ответил, и мы записали в протокол.
 
АГ: Можете ли Вы объяснить всё-таки причину этих противоречий? Из чего она вытекает? Из Ваших знаний или отсутствия знаний? Почему Вы в этой ситуации, не проверяя все мосты, работая только с одним, утверждали по-разному?
НА: Ну я не мог точно знать.
 
АГ: Так как надо понимать Ваши показания в этой части? И Это противоречие? Из чего оно возникло?
 
С: Алексей Григорьевич, как понимать показания – это…
 
АГ: Степень правдивости я имею в виду.
 
С: Ну тогда спросите, каким показаниям доверять.
 
АГ: Какова точность и правдивость Ваших показаний как в одном, так и в другом протоколе и в данном судебном заседании?
НА: Которым я сейчас сказал.
 
ИК: В судебном заседании?
НА: Да.
 
ИК: Вы сами лично сам протокол допроса – это Ваш почерк?
НА: Нет, не мой.
 
ИК: Вы сами лично его читали?
НА: Нет, не читал. Васильев прочитал и всё.
 
ИК: Уважаемый суд, я обращаю внимание суда, что после данных показаний в протоколе отсутствует подпись «с моих слов записано верно, мною прочитано».
 
ВТ: На стр. 9 – замечаний не поступило.
ИК: Нет, именно «с моих слов записано верно, мною прочитано».
 
АК: На 14м листе.
ИК: Именно «с моих слов записано верно». Что протокол вёлся следователем с его слов, этой фразы в протоколе нет. Это пишется внизу сразу в нормальных прокуратурах.
 
С: Ирина Викторовна, я Вас попрошу…
 
ИК: Я впервые вижу, чтобы во всех протоколах не было записано «с моих слов записано верно». Только в военной прокуратуре.
 
С: Ирина Викторовна, успокойтесь. Вопросы ещё будут.
АГ: Так надо ещё заметить, что не написано, что не под давлением.
 
С: При свидетеле не надо нам вступать в перепалки. Как Вы будете смотреться в глазах односельчан свидетеля Айкина. Он приедет расскажет, а там стороны передрались, ну что это? Посолиднее.
ИК: Вот здесь в конце должно быть записано: « с моих слов записано верно», когда он даёт показания не собственноручно.
 
С: Вы писали?
НА: Да.
 
С: Что тут написано?
НА: Протокол прочитал лично.
 
ИК: Читал его лично?
НА: Нет, я не читал его лично.
 
С: А откуда тогда подпись? Это Ваша подпись?
НА: Да, моя.
 
ИК: Вы лично написали или кто-то продиктовал Вам?
НА: Ну здесь он сказал пиши «лично, замечаний нет вот тут». Я написал…
 
ИК: Кто он?
НА: Следователь Васильев.
 
ИК: Прошу занести это в протокол.
С: А Вам следователь дал возможность прочитать или спрятал?
 
НА: Ну он не давал мне прочитать.
 
С: В смысле Вы просили, и он не дал?
НА: Ничего я не просил. Я просто не знал, надо читать его, не надо.
 
С: но здесь то Вы написали? Вы русским языком владеете, в переводчике не нуждаетесь?
НА: Да.
 
С: Тут по-русски написано?
НА: Протокол прочитан лично.
 
ИК: Кто эту фразу Вам, как оказалось в протоколе?
 
С: Ирина Викторовна, председательствующий говорит, все молчат.
 
ИК: Ну я же вопрос задаю.
 
С: Сейчас я вопрос задаю.
 
НА: Но он мне сказал: «пиши лично» и всё.
 
С: Всё?
ИК: Кто он то?
 
НА: Следователь Васильев.
 
С: Господи, Ирина Викторовна, ну что ж Вы…
 
ИК: Вы на мой вопрос прям раз, схватили его себе и начали кружить его как Вам надо.
 
С: Ой, кружить я начал. Вопросы к свидетелю?
 
ВТ: Вопрос нет. Просьба огласить дальше в части противоречий информации о происшествии с БТРом, место производства работы, находящихся в показаниях, данных в судебном заседании в т. 11 л.д. 27-31.
 
С: Давайте подходите кто-то от стороны обвинения, кто-то от стороны защиты. Мнение стороны защиты?
 
ДА: Не возражаем.
 
С: Суд постановил: в виду отсутствия возражений со стороны защиты предоставить возможность стороне обвинении огласить.
 
Оглашается т. 11 л.д. 27-31 Показания Козлова в судебном заседании. Л.д. 22 со слов «на обратном пути» до слов «мы поехали на КПЗ»
 
ВТ: Поясните, в данном судебном заседании Вы сказали, что Вам информацию эту довёл Худяков. Ранее Вы говорили, что эту информацию Вам довёл Тигишвили. Можете пояснить данное противоречие?
НА: Ну а что? Он к нам подходил. Возможно, я не видел, куда он пошёл. Он может пошёл, построил роту, а нас не было в этот момент.
 
ИК: Я прошу прокурора скорректировать вопрос, о какой информации. Потому что он сейчас не ту информацию… вот та информация, которая Вас интересует. Когда он информацию об угоне БТРа… у Вас это не прозвучало.
 
ВТ: Почему? Я читал это.
 
ИК: Нет.
 
С: Принимается. Прокурор, конкретно спросите.
 
ИК: Когда Вам…
 
С: Не надо формулировать вопрос. У прокурора такое же образование, как и у нас всех.
 
ВТ: Кем была доведена информация об угоне БТРа…
НА: Когда я стоял в роте на ужин, Худяков нам довёл.
 
ВТ: По какой причине ранее Вы утверждали, что эту информацию Вам довёл Тигишвили?
НА: Ну я со слов ребят, когда на ужин пошли, они сказали, что Тигишвили довёл, вот я и сказал.
 
ВТ: Ну Вы слышали то, что я оглашал?
НА: Слышал. Тигшвили нам довёл. Я за роту сказал, что нам довёл. Ребята сказали, что Тигишвили приходил и довёл, нас построил и довёл. Нас не было. На ужин ещё раз построили, может ещё кого-то не было, Худяков повторил ориентировку.
 
С: Всё у стороны обвинения нет вопросов?
 
ВТ: Нет.
 
ИК: Информацию об угнанном БТРе Вы услышали, что её довёл, с чьих слов? Вам лично Тигишвили доводил эту информацию?
НА: Нет. Мне лично он не говорил. Я услышал от парней, когда шли, что Тигишвили пришёл, построил роту, пока мы ремонтировали БТР, он довёл. Нас просто всегда, если кого-то нет, потом опять повторяют и доводят до всех.
 
С: У сторон нет вопросов?... Ну так поясните, пожалуйста, почему в судебном заседании Вы сказали, что от Тигишвили узнали, тогда как в данном судебном заседании Вы пояснили, что от Худякова узнали?
НА: Просто опустил этот момент, не сказал.
 
С: Пояснить можете, да, нет?
НА: Нет, не могу.
 
Оглашается л.д. 29 со слов «где Вы ремонтировали БТР?» до слов «возле разведывательной роты.
 
ВТ: Поясните, в данном судебном заседании Вы указали, что ремонт производился возле разведроты, на улице, а ранее в судебном заседании Вы утверждали, что ремонт производился в боксах. Можете пояснить, чем вызваны данные противоречия?
НА: Сейчас я просто очень хорошо вспомнил тот раз. Потому что уже три года, как еду, всё время прокручиваю полностью.
 
С: Ещё раз повторите вопрос.
 
ВТ: В данном судебном заседании Вы указали, что ремонт производился возле разведроты, на улице, а ранее в судебном заседании Вы утверждали, что ремонт производился в боксах.
 
С: Ответил свидетель?
 
ВТ: О том, что он лучше вспомнил.
 
С: По данному обстоятельству есть у сторон вопросы?
 
ИК: Нет.
 
С: На предыдущем судебном заседании Вы этого не помнили? Где ремонтировали.
 
НА: Несильно всё помнил.
 
С: Что значит «несильно помнил»?
НА: Ну не мог вспомнить просто.
 
С: Не помнили?
НА: Да.
 
С: А почему тогда сказали? Так бы и сказали, что не помню. Кто-то Вам мешал это сказать? Почему так сказали?
НА: Просто предположил.
 
С: Что значит «предположил»?
НА: Ну не помнил, просто предположил, что в боксах. На улице или в боксах не помнил, просто сказал, что в боксах.
 
С: Сейчас это в связи с чем вспомнили? Или сейчас тоже предположили?
НА: Сейчас нет.
 
С: Точно вспомнили?
НА: Точно вспомнил.
 
С: Что Вам помогло вспомнить?
НА: Третья поездка.
 
С: Куда?
НА: В суд.
 
С: В смысле, чем больше Вы ездите…
НА: Тем больше с каждым разом вспоминаю.
 
С: Ну кто-то помогает Вам вспоминать или таблетки пьёте для памяти?
НА: Да нет. Ну просто прокручиваю это в полёте, когда лечу и еду, прокручиваю все эти моменты.
 
С: Прокурор, посмотрите, когда этот допрос был.
ВТ: Данный допрос был 13.04.2004г.
 
С: Т.е. 3 года назад Вы вспомнили хуже, чем три года спустя, так?
НА: Получается так.
 
С: Пояснить можете по этому вопросу что-нибудь?
НА: Ну просто вспомнил и всё.
 
С: Ну почему? Что Вас сподвигло? Вы с течением времени вспоминаете лучше?
НА: Ну просто у меня нет времени ездить сюда, у меня дома дела, семейные проблемы, и просто это начинается психовать, начинаю всё прокручивать, вспоминать всё до деталей.
 
(звонок мобильника долгий)
 
С: Это чьё?
ВК: Извиняюсь.
 
ИК: Кириленко. В зале суда выключают технику.
 
С: Очень, между прочим, правильное замечание. Ирина Викторовна, спасибо.
 
ИК: Предлагаю 10 минут перерыв сделать. Вам что, плохо или Вы плохо спали? Времени 5 часов?
НА: Ну просто…
 
ИК: Не высыпаетесь? Может завтра будем допрашивать?
НА: У меня самолет сегодня.
ДА: А завтра 9 мая.
 
Оглашается л.д. 29: на вопрос гос. Обвинителя: «какая поломка была на БТРе» ответ «сгорели 2 моста, сломалась крестовина».
 
ВТ: Поясните, пожалуйста. Давали такие показания?
НА: Давал.
 
ВТ: Крестовина ломалась?
НА: Получалось вот это от моста, просто неправильно выразился, болты просто срезало.
 
ВТ: Сгорело 2 моста?
НА: Предположил, что 2 сгорело.
 
ИШ: Ещё раз объясните эти противоречия.
НА: В тот день с памятью плохо у меня было.
 
ИШ: Сейчас Вы лучше вспомнили?
НА: Да.
 
С: Ответил свидетель?
АГ: Ответил.
 
С: Вопросы есть?
 
АГ: Есть. Вот здесь Ваш ответ звучит, что сгорели 2 моста. Вы видели вообще огонь? Что сгорел БТР 226й?
АК: Мы возражаем, нигде не было заявления о том, что горел БТР.
 
АГ: Сгорели 2 моста, значит пожар был?
 
ВТ: Что в Вашем понятии «сгорели 2 моста»?
НА: Ну дифферернциал там может, с мостами что-то.
 
АГ: А у Вас тут написано: «сгорело 2 моста», а после этого запятая, сломалась крестовина. Так Вы что, для Вас одинаково это – сломалось 2 моста и сгорела крестовина? Идентичное понятие?
НА: нет.
 
АГ: А почему тогда?
НА: Ну просто сказал так, наверное, что проблемы с мостами, что крестовина там отлетала и проблемы с мостами.
 
ДА: Вам вообще это кто-то сказал или Вы осматривали лично?
НА: Ну сломалась крестовина, с мостами значит что-то.
 
ДА: Ну Вы лично это видели или Вам сказал кто-то?
НА: Ну Кулаков осматривал конечно. Но мы же общались, он говорил.
 
ДА: А ремонт непосредственно Кулаков производил?
НА: Да.
 
С: Нет у сторон вопросов?... Вы лампу держали?
НА: Да.
 
С: А Кулаков ремонтировал?
НА: Да.
 
С: А Вы лампу для чего держали?
НА: Ну потому что, чтобы удобно было, чтобы видно.
 
С: Ну чтобы ему подсветить?
НА: Да.
 
С: Ну Вы сами видели, что он видел?
НА: Ну я сам не залазил глубоко. Я рукой просто ему протянул туда.
 
С: Ну чем он там занимался? С одним мостом…
НА: Не ну он сказал: «я кручу болты, прикручиваю», всё.
 
С: Имеется в виду, два моста или один Вы подсвечивали?
НА: Один.
 
С: Ну почему сказали на прошлом судебном заседании, что два моста?
НА: Просто они соединены между собой карданом.
 
С: Про кардан мы уже определялись, идите сюда, показывайте. Где тут соединение карданом.
 
Свидетель показывает.
 
С: Ну и какие мосты сгорели, Вы говорили на прошлом суде?
НА: Ну вот эта полуось.
 
ДА: Можно вопрос?
 
С: Я же спросил, есть вопросы?
 
ДА: Ну я не успел, и Вы уже начали задавать.
 
С: Уважаемые стороны! Давайте как-то договоримся, если нет у Вас вопросов…
 
ДА: Я не успел…
 
С: Я это также слышу, как и все остальные. Если у Вас есть вопросы, я молчу. Вот сейчас я спрашиваю, у всех сразу начались вопросы.
 
ДА: Я не спрашивал, с чьих слов он знает, я не успел.
 
С: Уже поздно, проехали. Вы говорили про какие мосты, про этот и этот?
 
НА: Да.
 
С: А почему сказали только про этот?
 
НА: Потому что вот эта непосредственно. Если бы это не случилось…
 
С: Т.е. с карданом что-то случилось? Пояснить можете?
НА: Нет.
 
ДА: О характере поломки знаете со слов Кулакова?
НА: Да.
 
ДА: А каким же образом Вы так уверенно на схеме показываете, я не понимаю этого. Он Вам тоже схему показывал?
НА: Нет.
 
ДА: Предположительно?
НА: Да, предположительно. Я точно не уверен.
 
ДА: Так Вы тогда так и говорите. А Вы подписываете схему, Вы её предположительно или точно подписываете?
 
ВТ: Считаю, что оказывается давление на свидетеля.
 
ДА: За тональность, конечно, извините, но суд же предупреждал свидетеля, что нужно сообщать сведения, а не предположения.
 
ИК: Да он же…
 
С: Ирина Викторовна, замечание себе запишите.
 
ИК: Да я не в том плане, как они оказывали давление на своих свидетелей!
 
С: Ирина Викторовна… Я Вас попрошу посерьёзнее относиться.
 
ДА: Действительно. Я попрошу извинения и у суда, и у свидетеля, я тут немного резковато спросил. Можно я спрошу тоже самое повежливее?
 
С: Не надо, уже задали Вы вопрос. Давайте другой если есть… ну этот записали уже. Там же громкость не написана. Вот слушайте свою звукозапись и громко… Другие вопросы есть?
 
ДА: Да. Вы нам пояснили, что знаете о характере поломки… ой, извините! Перерыв нужно сделать, Ваша честь.
 
С: Давайте покорректней.
 
ДА: Да, действительно. Скажите, Вы характер поломки, который на схеме рисовали, Вы его сами видели или рисовали предположительно?
НА: Предположительно. Точно не знаю, не уверен.
 
ДА: Можно на схеме тогда где-то уточнить, что свидетель рисовал предположительно?
 
С: В протоколе.
 
ДА: Ну, в протоколе. У меня нет вопросов.
 
А: А Вы учебное заведение заканчивали для того, чтобы стать водителем БТРа?
НА: Нет.
 
А: Вам материальную часть БТРа преподавал кто-нибудь?
НА: Нет.
 
А: Тактико-технические характеристики БТРа Вы знаете?
НА: Нет.
 
А: Вы просто водитель?
НА: Да.
 
А: Т.е. у Вас гражданская специальность – водитель категории С, да?
НА: Да.
А: Нет вопросов.
 
АК: А Вы сказали В и С.
НА: В и С.
 
ДА: А Вы как водитель категории В и С изучали ходовую часть, крестовины, карданы?
НА: Я когда учился, на КАМАЗе учил.
 
С: Есть ещё вопросы?
 
ДА: А матчасть БТРа Вы где-нибудь когда-нибудь изучали?
НА: Нет.
 
АГ: Сколькими болтами крепится крестовина?
НА: Не знаю, я уже отвечал на этот вопрос.
 
АГ: А сколькими болтами крепится полуось?
НА: Тоже не знаю.
 
С: Всё у сторон? Свидетель, поясните, какая же поломка была у БТРа. Мы тут сейчас все станем специалистами в области бронетанковой техники.
НА: Со слов Кулакова я узнал, что полуось от моста срезало болтами, она слетела.
 
С: Сколько болтов срезало, сколько отлетело?
НА: Все срезало.
 
С: Сколько все?
НА: Не знаю даже. Может 4, может 5. Я не знаю, сколько там болтов.
 
С: Но Вы видели? Сами смотрели?
НА: Он залез, посмотрел, я сверху стоял.
 
С: Вы смотрели?
НА: Нет, я не видел.
 
С: Когда он ремонтировал, Вы держали лампу, Вы видели, что он ремонтирует?
НА: Он держал ко мне спиной, я за ним. Я руку протягивал.
 
С: Сколько времени Вы ремонтировали?
НА: В полвосьмого до 12.
 
С: А на следующий день ремонтировали?
НА: Нет, выехали утром.
 
С: С полвосьмого до 12 он так и лежал?
НА: Почему? Нельзя так лежать, он вниз головой висели.
 
С: Вы видели, что он делал там?
НА: Нет, не видел.
 
С: А как Вы держали, светили?
НА: Ну он лежал спиной, получается, я обхватил его и лампочку держал, ему подсвечивал…
 
С: Ну в каком месте крутил, Вы видели?
НА: Ну в месте, где вот мост. В области моста.
 
С: Т.е. это то, что Вы обвели?
НА: Да.
 
С: Здесь он крутил?
НА: Да.
 
С: Идите сюда, а то потом будете говорить, что не видел, и судья Вам пальчиком не тыкал. Прошу записать в протокол: «судья тыкает пальчиком в обведённое свидетелем место». Это, да он ремонтировал?
НА: Да. Он сказал и всё.
 
ДА: Так он сказал или Вы видели?
 
С: Дмитрий Владимирович… Ответил он уже на этот вопрос. Все остальные вопросы будут сниматься. Потому что ответ на этот вопрос свидетель уже дал.
 
ДА: Уточнить можно?
 
С: Вопрос, который уже задавался, нет. Вопрос, который не задавался – можно…
 
ДА: Я спрошу, а если что, Вы его снимете.
 
С: Конечно.
 
ДА: Каким образом сверху Вы видели, что ремонтировал Кулаков внизу?
НА: Он говорил, что отлетела полуось, надо ставить её.
 
ДА: Так Вы слышали или видели? Это разные органы чувств.
НА: Слышал.
 
ДА: Сами видели, что конкретно он ремонтировал внизу?
 
С: Снимается вопрос. Отвечал уже. Есть ещё вопросы?
 
ВТ: Вопросов нет, есть ходатайство об оглашении показаний данного свидетеля, т. 15 л.д. 23, поскольку имеются противоречия в изложении объёма ремонта, порядка и также действий при этом ремонте.
 
С: Всё рассказали про ремонт или что-то забыли?
НА: Может что-то забыл.
 
С: Давайте на берегу договоримся, а то сейчас поплывём. Давайте ответим на вопрос, во-первых, всё, что Вы сейчас нам сказали, - это не предположение, это то, что Вы вспомнили?
НА: Да.
 
С: Т.е. это Вы не врёте, не предполагаете, это Вы говорите правду, так?
НА: Да, так.
 
С: И то, что Вы помните, так?
НА: Так.
 
С: Точно или нет?
ДА: Ваш честь, я считаю, что этот вопрос некорректен, он уже пояснял.
 
С: Дмитрий Владимирович. И впредь участников процесса попрошу не перебивать председательствующего, если поведение председательствующего кажется Вам неправильным, Вы имеете право его обжаловать.
 
ДА: Ну я же могу возражения свои для протокола?
 
С: Можете. Тогда суд определяет порядок для возражений после допроса свидетеля.
 
ДА: Хорошо.
 
С: Всё, что Вы сейчас пояснили, это то, что Вы сейчас вспомнили, да?
НА: Да.
 
С: Правду сказали?
НА: Да.
 
С: Пожалуйста.
 
ВТ: Т. 19 л.д. 23-33, 26-31.
 
ДА: Можно свои возражения перед оглашением?
 
С: После допроса суд определил.
 
ВТ: На л.д. 26 в части действий данного листа. Л.д. 24 и на л.д. 31.
 
С: У стороны защиты есть возражения?
 
ДА: Нет.
 
С: Очень хорошо, я рад. Суд постановил: в виду отсутствия возражений со стороны защиты предоставить возможность огласить.
 
Оглашается т. 19 л.д. 23-33 показания свидетеля. Л.д. 24 со слов: «что известно о событиях 15.01.03?» до слов «болты срезало».
 
ВТ: Скажите, указывая о поломке задних мостов, о сломе крестовины в прошлом судебном заседании данные показания… чем Вы можете объяснить разницу в данных показаниях в данном судебном заседании и в прошлом?
НА: А в чём тут разница? Что сломалось два моста и что крестовина? Я просто один мост считаю за два моста, потому что они связаны друг с другом.
 
ВТ: Поясните, в оглашённом протоколе указано, что Вы приступили к ремонту сразу после прибытия. В судебном заседании Вы сегодня пояснили, что к ремонту приступили после ужина.
НА: Ну я просто опустился, я там всё кратко сказал и всё.
 
ВТ: Так когда Вы приступили к ремонту БТРа?
НА: После ужина.
 
ВТ: А по какой причине Вы ранее сказали, что сразу приступили к ремонту?
НА: Ну я не стал говорить… так сказал…
 
ВТ: По данному вопросу больше нет.
 
С: Пожалуйста, сторона зашиты.
 
АГ: Нет вопросов.
 
С: Какие показания достоверными считать?
НА: Которые я сейчас даю.
 
Оглашается т. 19 л.д. 26 со слов «…следует» до слов «я не знаю».
 
ВТ: Поясните, сегодня Вы сказали, что только светили и ничего не откручивали, в прошлом судебном заседании Вы утверждали, что непосредственно срезали карданы и ремонтировали БТР. Можете пояснить разницу в данных показаниях?
НА: Нет, не могу.
 
С: У сторон есть вопросы?
ВТ: Нет.
 
АГ: У меня есть. Как Вы полагаете, есть разница между смысловым содержанием Ваших показаний в сейчас оглашённом протоколе с теми, которые Вы давали в судебном заседании?
НА: Я не понял вопрос.
 
АГ: Есть ли, на Ваш взгляд, разница смысловая в содержании Вашего ответа ранее в судебном заседании и сейчас в судебном заседании? Как Вы лично, Вы видите разницу между своими показаниями?
НА: Ну что там сказал, что откручивал кардан, а тут нет. Что Кулаков делал всё.
 
АГ: Видите ли Вы существенную разницу между своими показаниями ранее и сейчас?
 
ВТ: Прошу отвести вопрос, т.к. эта оценка не относится к компетенции свидетеля.
АН: Разницу видите ли Вы? Потому что мы усматривать можем…
 
С: Алексей Григорьевич, давайте без комментариев, вопрос задали. Понятен вопрос?
НА: Да.
 
С: Ответить можете?
НА: Ну я просто сказал, что в тот раз сказал, что с Кулаковым откручивали. Ну я просто взял, сказал, что как один, а мы вместе откручивали. Или я откручивал.
 
АГ: Вы что не придавали значение тому, кто откручивает, Вы или Кулаков? Потому что это, наверное, имеет значение…
НА: Не придал знание.
 
ДА: Я прошу обратить внимание председательствующего, в ответ на какой вопрос даются такие показания. Просто обратите внимание. Ответ и вопрос никак не связаны между собой. Может быть…
 
С: Дмитрий Владимирович, при свидетеле сейчас будем это говорить?
 
ДА: Нет, я просто хотел сказать, обратите внимание.
С: Это Вы по предыдущему протоколу?
 
АГ: Нет, вот сейчас…
ДА: По оглашённым показаниям.
АГ: Давайте удалим на минутку свидетеля.
 
Свидетель удаляется.
 
С: О чём речь?
 
АГ: Вопрос: «Что Вы можете пояснить по этому поводу?» и ответ «Я помню, что в этот день мы ремонтировали с Кулаковым БТР. Я висел вниз головой, откручивая кардан, я это хорошо помню».
ДА: Какая связь?
 
С: Не знаю. Вопросы задаёте…
АГ: Мы просто обращаем Ваше внимание на то, что…
 
С: Давайте не будем оценивать протокол предыдущего судебного заседания. Обратили внимание, и правильно, я считаю.
ДА: Я не протокол оцениваю, а свидетеля. Его спрашивают об одном, а он отвечает совсем другое.
 
С: Это о чём говорит, по мнению стороны защиты?
ДА: О свойствах его памяти и мышления. Это, я думаю, важно будет для оценки его памяти и мышления…
 
АГ: И у меня излагать свои собственные мысли. Поэтому я говорю о разницу. Есть разница, как вот Вы поясняете, сгорело 2 кардана…
 
С: Я не пойму, сторона защита ставит под сомнение показания собственного свидетели что ли?
ДА: Свидетель не бывает собственный, он бывает именно свидетель.
 
С: Имеется в виду, свидетелей ничьих не бывает, есть свидетели стороны обвинения, а есть свидетели защиты. Условная категория, учитывая, что представили его Вы… Имеется в виду, под сомнение ставит сторона защиты его показания, так?
АГ: В какой части?
 
С: Ну т.е. здесь прошу верить, а здесь нет, так?
 
ДА: Нет. Мы до этого не дошли, это в прениях будет всё.
 
С: Всё у стороны защиты? И сразу, пока нет свидетеля, Дмитрий Владимирович, давайте под протокол, какие у Вас возражения на действия председательствующего были?
 
ДА: На мой взгляд, уважаемый суд задаёт вопросы очень общего характера. Свидетель нам пояснил, что он что-то предполагает, что-то знает. Мы его попросили не делать предположений. Потому я считаю, что вопрос «всё ли Вы говорите правдиво? Всё ли Вы помните?». Я считаю, что этот вопрос некорректен, потому что свидетель говорил, что часть он говорил предположительно, часть…
 
С: Нет, мы про то судебное заседание говорили.
 
ДА: Значит я не понял тогда вопроса.
 
С: Имеется в виду, что он говорил в том судебном заседании тон часть говорил предположительно, а после того, как он у нас тут пытался предположить, Вы попросили суд обратить внимание, суд обратил внимание, я поэтому и спросил вопросы.
 
ДА: Мне показалось, суд задавал вопросы слишком общие. Часть ответов – это предположения, как оказалось, часть он знает со слов, а часть он говорит именно сведения, известные ему лично.
 
С: Если есть необходимость, может быть, свидетель не так понял, давайте спросим его ещё раз.
 
ДА: Ну как-то нуждается этот вопрос в уточнении.
 
Свидетель приглашается в зал.
 
Оглашается т. 19 л.д. 30 со слов «офицеры употребляли» до слов «нет».
 
ВТ: Поясните, в данном судебном заседании Вы сказали, что личный состав употреблял спиртные напитки на ВОПе, ранее Вы данный факт отрицали. Можете пояснить?
НА: Просто не сказал и всё.
 
С: Можете пояснить противоречия, Вас спросили? Пожалуйста, ответьте на вопрос прокурора.
НА: Нет.
 
Оглашается т. 19 л.д. 31 со слов «как это понимать» до слов «снимал кардан с Кулаковым».
 
ВТ: Поясните, пожалуйста, Вы сказали о том, что снимали кардан… Вы слышали, но сами не производили таких действий. Ранее в судебном заседании Вы прямо указали, что видели своими глазами действия Кулакова. Можете пояснить эту разницу?
НА: Снимали то мы вместе, а ставил он один. Вкручивал болты.
 
С: Идите сюда. Ещё раз покажите, что Вы вместе снимали?
НА: Ничего мы не снимали, было отделано всё. Он болтался.
 
С: Пожалуйста, противоречия устраняйте, раз начали.
 
ВТ: Можете пояснить, снимали Вы что-либо?
НА: Ничего не снимал.
 
ВТ: Почему Вы ранее сказали, что снимали?
НА: Не знаю.
 
С: Есть вопросы по данному обстоятельству?
 
АГ: Вас, может быть, просил Худяков или Аракчеев говорить, что Вы снимали ранее кардан?
НА: Никто ничего не говорил.
 
АГ: Я спросил, просили ли?
НА: Нет, никто не просил.
АГ: Нет вопросов.
 
А: А защиту, которая закрывает мост, карданы, Вы снимали?
НА: Ну снимали, поправляли её.
 
С: Вопросы есть по данному обстоятельству?
 
ДА: Давайте перерыв сделаем?
С: Закончим и сделаем.
 
ВТ: Ваша честь, в связи с существенными противоречиями о событиях 15.01.03, гос. обвинение ходатайствует об оглашении протокола допроса данного свидетеля т. 3 л.д.110-113.
 
С: Во сколько у Вас транспорт?
НА: В 5 часов уже взлёт, мне в полчетвёртого надо быть уже в аэропорте.
 
С: Уважаемый стороны, придётся потрудиться уж.
АГ: Согласен.
 
 
С: Надо его как-то до дома отправлять на праздник. Стороны, подходите к столу председательствующего. Мнение стороны защиты?
ИК: Не возражаем.
 
С: Суд постановил: в виду отсутствия возражений со стороны защиты, предоставить возможность прокурору огласить данный протокол.
 
Оглашается т. 3 л.д. 110-113. Протокол допроса свидетеля от 22.03.03.
 
Свидетель подтверждает свои подписи.
 
ВТ: Давали такие показания?
НА: Нет, не давал.
 
ВТ: Подписи Ваши на протоколе?
НА: Мои. До этого, 19.03.03 меня вызвали в Ханкалу в прокуратуру, следователь Васильев привёз меня и он со мной побеседовали о чём-то, не помню о чём, и пришёл дежурный и отвёл меня в клетку, 2 дня я там сидел на корточках, спать нельзя было, потому что там бетонный пол. Ни матраса, ничего не было. Потом на третий день… не кормили два дня, на третий день запустили мужчину пожилого какого-то, он с матрасом был и в бушлате камуфлированном, он себе матрас постелил, а мне бушлат дал, достал его, меня около 10 вечера привели в кабинет, и Васильев дал ручку: «подписывай, пиши, иначе ты вообще отсюда не уедешь, тебя посадят». Я всё подписал.
 
ВТ: Вам предъявлялось какое-либо обвинение?
НА: Да, дежурный там проходил, пропустил этот момент. Дежурный пошёл обход делать вечером, он спросил у мужчины, кормили ли его, он сказал – 105я. А у меня спросил, какая статья, я сказал «не знаю», он говорит: « у тебя 105я, умышленное убийство».
 
ВТ: Следователь Васильев Вам предъявлял какое-либо обвинение?
НА: Да, сказал, что ты идёшь по убийству, по 105й.
 
ВТ: Сказал просто?
НА: Сказал, что если не подпишешь, то пойдёшь по 105 статье.
 
С: Есть вопросы ещё?
 
ВТ: Где Вас содержали в камере? Один раз это было?
НА: один раз было, на один день просто закрыли с утра до вечера, а потом второй раз на трое суток.
 
АК: В ту же?
НА: В тот же.
 
ВТ: А где она расположена, эта камера?
НА: В здании комендатуры. Прокуратура, а через тропинку далее заходишь направо, там камера сразу первая.
 
ВТ: А напротив камеры что находится?
НА: Стена. Напротив камеры – это где? Где решётка?
 
 
ВТ: Где выход, дверь. Напротив двери в камеру что расположено?
НА: Стена была.
 
ВТ: Стена?
НА: Да.
 
ВТ: Ваша честь! Прошу предоставить свидетелю возможность нарисовать помещение камеры.
 
ДА: Ваша честь! Это перепроверить надо? Это совершенно не имеет никакого отношения к предмету доказывания, вот в такой форме вопрос, и он уже совершенно очевидно выходит за пределы судебного разбирательства.
 
С: Всё?
ДА: Да.
 
С: Имеется в виду, снять вопрос?
 
ДА: И вопрос снять, и просьбу эту нарисовать и вопросы подобного рода.
 
С: Имеется в виду, по поводу рисунка?
 
ДА: Пусть суд оценивает последствия и показания. А это действительно не предмет сегодняшнего судебного разбирательства. Если мы будем разбирать действия следователя Васильева, не хочу ничего сказать плохого про него, то это задача совершенно другого разбирательства. Вот тогда все эти вопросы будут уместны.
 
С: У стороны обвинения будут какие-то доводы по этому вопросу?
ВТ: Нет.
 
С: Т.е. предлагается суду принять решение?
ВТ: Мы настаиваем на том, чтобы данный свидетель изобразил, где он находился, где содержался, поскольку это влияет на оценку его показаний.
 
А: Ваша честь, в данной ситуации, может, можно ещё выяснить у свидетеля, за этой решёткой, была ли эта решётка… Есть ряд вопросов, я хотел бы их задать, чтобы после этого ещё высказаться.
 
С: А это мешает изображению?
АГ: Да, изображению… что он может изобразить? Видел ли он то, что сейчас ему надо изображать и как длительно видел, насколько это отложилось в его памяти….
 
С: Понятно. Всё у стороны защиты? Какие-то доводы ещё будут?
ДА: Да. В соответствии со ст. 252 судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.
 
С: Это мы читали.
ДА: Я просто процитировал. Лучше УПК не скажешь.
 
С: Предполагается, что стороны об этом осведомлены. Председательствующий как бы тоже. Какого цвета УПК…
 
ДА: Нет, Ваша честь! Я совсем не о том!
 
С: Я понял.
 
ДА: Выходит это за пределы.
 
С: Мысль понял, мысль ясна. Сторона обвинения что-то желает добавить по этому вопросу? Всё? Суд, совещаясь на месте, постановил: ходатайство стороны обвинения удовлетворить. Одновременно отклонив возражения Дмитрия Владимировича, поскольку, во-первых, обстоятельства, сообщённые данным свидетелем, могут стать небезынтересными не только с сточки зрения оценки судом и сторонами его показаний, а также и с точки зрения реагирования на действия следователя, который, как нам пояснил свидетель, фактически допустил грубое нарушение действующего законодательства. Ограничить сторону обвинения в реагировании на столь грубое нарушение, суд не вправе. И сторона защиты, я надеюсь, прекрасно это понимает. Что касается…
 
АГ: Можно?
 
С: Сейчас… суд сейчас мотивирует своё решение. Вы же не хотите..
 
АГ: нет, я хочу, чтобы Вы меня заместили.
 
С: Я вижу… Что касается доводов о том, что данное обстоятельство выходит за рамки данного судебного разбирательства, они являются несостоятельными, поскольку в судебном заседании должны получить оценку все обстоятельства с обвинением. В данном случае это обстоятельство связано с обвинением, надеюсь, никто не сомневается. Что касается доводов Алексея Григорьевича, то они тоже являются несостоятельными, поскольку суд обязан оценить показания свидетеля всесторонне, а по поводу вопросов, касающихся обстоятельств нахождения его в этой камере, вот этот рисунок не мешает стороне защиты после допроса стороной обвинения уточнить данные вопросы, суд предоставит стороне защиты возможность задать вопросы по всем интересующим обстоятельствам.
 
АГ: Ну я всё же считаю, что необходимо выяснить у свидетеля хотя бы такой вопрос, помнит ли он расположение всех помещений, как они расположены, прошло 4 года. Этого вопроса, Вы считаете, не нужно задать? Это то, о чём я просил Вас разрешить мне задать этот вопрос. А мы сразу начинаем говорить. А потом все эти изображения подобного рода, без размеров, без юг-север-запад и т.д… надо выяснить сначала в ходе допроса, а потом чертить, имеет ли это смысл вообще чертить в данной ситуации что-то. Юг-север-запад…
 
С: Ну он умеет это?
 
АГ: Если… я согласен со своим коллегой, пусть начертит… я хочу, чтобы был выяснен… хотите, сами выясняйте, хотите, пусть прокурор… но не выяснив эти обстоятельства у свидетеля, начинать требовать от него, чтобы он чертил что-то…
 
С: Эти вопросы могут быть выяснены после того, как…
 
АГ: Почему после того, как? Если он должен свидетельствовать о чём-то, а потом уже эти свои свидетельские показания перенести на бумагу.
 
С: Алексей Григорьевич…
 
АГ: А мы с ног на голову ставим это всё!
 
С: Суд принял решение, обсуждать которое в настоящее время бесперспективно.
 
ДА: Я возражения свои хочу привести. Можно свидетеля удались, к нему это…
 
С: Давайте поступим следующим образом. Свидетелю сейчас прокурор даст бумагу, мы его посадим, он пока там будет заниматься высокохудожественной деятельностью, ну, естественно, объяснят ему задачу прокуроры и сторона защиты, если пожелает. А после этого все заявления, возражения, подлежащие занесению в протокол, суд даст возможность… нет возражений?
 
ДА: Нет. Пожалуйста, сформулируйте, что желаете увидеть…
 
ВТ: Расположение камеры, где Вы содержались…
 
ИК: Где прокуратура находилась, где комендатура, где Вы содержались…
 
С: Ирина Викторовна…
 
ИК: Пускай рисует, где сидел. Пусть рисует…
 
С: Да подождите, говорю. Сейчас сторона обвинения попросит, Вас ещё какой-то план интересует? Ну Вы попросите, какие проблемы то? У нас время много, бумаги хватит. Пройдите сюда, в соседнюю комнату, там стол есть, никто Вас не будет беспокоить. Пожалуйста, Дмитрий Владимирович.
 
ДА: Уважаемый суд! Выслушав мотивировочную часть суда о принятом решении, я констатирую, что эта мотивировочная часть действительно противоречит ст. 252 ч. 1 и действительно мы намерены сейчас выяснять обстоятельства, находящиеся за пределами нашего судебного разбирательства. Ещё раз подчеркну, что оценка действий следователя, какая-то проверка действий следователя не входит в задачу настоящего судебного разбирательства и выходит за его рамки. И никто при этом не лишает уважаемых представителей гос. Обвинения реагировать на действия следователя любым образом, выяснять и даже допрашивать граждан, которые здесь у нас выступали в качестве свидетелей, хоть я и считаю, что это будет в форме давления. А выяснение вопросов, лежащих за пределами судебного разбирательства, я полагаю, что это просто форма психологического давления на свидетелей.
 
С: Дмитрий Владимирович, суд вынес своё постановление, ссылаясь на ч. 4 ст. 29. Можете полюбопытствовать, к ст. 252 мы не имеем никакого отношения. Ну тем не менее, сейчас обсуждение действий суда происходит, которое я считаю недопустимым в данном судебном заседании. Если есть какие-то жалобы на действия председательствующего, это всё может быть обжаловано в установленном законом порядке.
 
ДА: Ваша честь! Я не вижу никаких противоречий между 29 ст. и 252 ст. 252я ограничивает нам рамки.
 
С: Дмитрий Владимирович, давайте на перерыв перенесём Ваши возмущения?
 
ДА: Ну это же я для протокола возмущаюсь.
 
С: Для протокола, обсуждение данных действий председательствующего предусматривает другой порядок обжалования. Если есть жалобы, жалуйтесь.
 
ДА: А я не жалуюсь. Я возражаю для протокола, а там…
 
С: А это Вы попросили уже, присядьте. Какие-то ещё вопросы есть? Давайте в таком случае сделаем перерыв на 10 мин., Дмитрий Владимирович с удовольствием подискутирует.
 
Перерыв

[Аудиозапись 070508_3]
 
НА: Я могу ещё пояснить, показать.
 
Свидетель передаёт схему и даёт разъяснения.
 
НА: Первый раз я сидел, меня не водили в туалет, я целый день терпел. Второй раз я сидел, вот тут стена, тут решётка непрозрачная, окно с решётками, бетонный пол серый, ни нар, ничего нету. Потом заселил мужчину, он с матрацем был, он дал мне бушлат, на бушлате я поспал ночь, и меня к следователю привели. И всё.
 
С: Удовлетворена сторона обвинения?
АК: У меня вопросы по ходу…
 
С: Пожалуйста.
 
АК: Вы сейчас пояснили, что сначала в один, потом в другой. А перед этим в ходе допроса Вы не говорили, что сидели два раза.
 
АГ: Я что-то такого не припоминаю.
 
ДА: Ваша четь! Опять же обвинение допускает ту же ошибку, что иногда и защита. Мы же договорились показания не цитировать.
 
С: Принимается. Сформулируйте.
 
АК: Поясните, в одной камере сидели оба раза или в разных.
НА: В разных.
 
ВТ: Физическое насилие применялось к Вам?
НА: Нет, этого не было.
 
ВТ: В камере Вы были один?
АГ: Ваша честь! Уже достаточно ясно был дан ответ на этот вопрос.
 
НА: В первой камере алкоголик какой-то был, пьяный. Пьяный человек был какой-то. А во второй камере я двое суток один был, а потом уже мужчину пожилого посадили.
 
ВТ: Ваша честь! В связи с противоречиями в показаниях свидетеля прошу огласить его показания по данному факту т. 11 л.д. 32.
С: Мнение стороны защиты?
 
ДА: Не возражаем.
С: Суд постановил: в виду отсутствия возражений со стороны защиты предоставить возможность стороне обвинения огласить.
 
Оглашается т. 11 л.д. 32. На вопрос председательствующего: «к сем Вы сидели в камере?» ответ: «один».
 
НА: Ну я не стал говорить ничего. Что подсаживали и всё, подробности не рассказывал, что я в туалет не ходил, что меня не пускали, потом то, что почки у меня болели, я тоже об этом не говорил. Заметьте, там тоже этого нету.
 
ВТ: Вопрос был сформулирован…
НА: Я сейчас Вам говорю. Ко мне на третьи сутки подсадили. А там сидел с каким-то пьяным мужчиной, в первой камере. А в этой, второй, мужчину подсадили на третьи сутки.
 
ВТ: Чем Вы можете объяснить разницу, там был вопрос конкретный задан, с кем Вы сидели в камере. Вы сказали: «один». Не какое-то предположение или что-то, а один.
НА: Ну сказал один просто и всё. Сегодня я дополнил просто.
 
С: У стороны обвинения есть вопросы?
 
ВТ: Нет.
С: У стороны защиты?
 
АГ: Нет вопросов.
 
ИК: Кто конкретно на Вас оказывал давление?
НА: Следователь Васильев.
 
ИК: Что он от Вас хотел?
НА: Чтобы я подписал бумаги, которые были напечатаны на компьютере. Вечером, в десятом часу, и угрожал, что посадит к боевикам, что не уеду вообще отсюда.
 
ИК: Каким показаниям верить? Какие у Вас правдивые показания?
НА: Вот эти, которые сейчас давал на заседании. Те неправдивые.
 
ИК: Какие те?
НА: Который я подписал под давлением.
С: У стороны защиты есть ещё? Сторона обвинения, пожалуйста…
 
ВТ: А те показания, которые Вы давали в судебном заседании ранее?
НА: Тоже можно считать правдивыми. Я имею в виду, что те, которые я подписывал, неправдивые.
 
ДА: От 22.03.3?
НА: Да.
 
С: У сторон нет вопросов?
 
ЛТ: Скажите, а если на Вас оказывали давление, то Вы обращались за это время с какой-то жалобой?
НА: Никуда не обращался, я домой хотел быстрее уехать от этого кошмара.
 
ЛТ: А дома?
НА: И дома, я забыл про это всё. Не стал я никуда обращаться. Зачем мне проблемы эти? Обращаться… Сейчас бы с удовольствием обратился.
 
ДА: Вы сказали про кошмар. Вы тогда опасались за свою жизнь, за своё здоровье.
 
НА: Почки так болели, бывало. Во-первых, не выпускали. Это тоже влияет, целый день терпел. А потом лежал на бушлате на бетоне, утром встал, когда меня вечером привели… и утром когда я ещё сидел на корточках, не спал, ничего.
 
ИК: Ещё кого-то задерживали подобным образом?
НА: Я когда выходил, привозили Андреева, когда меня выпустили. Кулакова вообще забрали, и больше я его не видел.
 
ИК: А полк к тому времени был выведен уже?
НА: Да, был выведен.
 
ИК: Желающих остаться в командировке не было?
НА: Не было.
 
ИК: А чьим решением Вы остались там?
НА: Я не знаю, командир полка приказал. Ему кто-то приказал, он сказал нам, что эти люди, экипажи 2х БТРов останутся. Полк уезжает, а вы остаётесь.
 
ИК: А откуда взялся вообще текст протокола допроса?
НА: Я не могу знать.
 
ИК: Следователь при Вас набирал его на компьютере или как?
НА: Нет. Я пришёл, привели меня в десятом часу вечера, он начал говорить, я всё подписал.
 
ИК: А текст как появился в протоколе?
НА: Я не могу знать.
 
ИК: Он при Вас набирал этот текст?
НА: Нет, не при мне.
 
ИК: Что о готовый был?
НА: Да, готовый текст он мне дал подписать. Сказал, что там ещё сделал смягчающие обстоятельства, что ты не виноват, чтобы на тебя там ничего не подумали.
 
С: Есть вопросы ещё?
 
АГ: Нет.
 
С: Дмитрий Владимирович, будете ещё?
 
ДА: Нет вопросов.
 
С: У сторон нет вопросов? Поясните, вот этот протокол на предварительном следствии от 22.03.03, Вы его читали?
НА: Да.
 
С: Т.е. Вы прочитали, прежде чем подписывать?
НА: Да, он мне дал прочитать.
 
С: Кому-то докладывали о том, что Вас задержали необоснованно, в камеру посадили, ну вот про всё, что нам только что пояснили, про камеру, почки, про туалет?
НА: Офицерам.
 
С: Кому?
НА: Чурину и подполковнику.
 
С: Какому?
НА: Перепелюк.
 
С: А кто это?
НА: оставался с нами старшим.
 
С: Ну кто по званию то?
НА: Подполковник.
 
С: Ещё кому-то рассказывали? Обращались с заявлением в прокуратуру?
НА: Не обращался никуда.
 
С: Почему никуда не обращались?
 
АГ: Объяснял уже, Ваша честь.
 
НА: Потому что не хотел ещё оставаться… я дал и уехал.
 
С: Нет, когда уже в Москву приехали.
НА: В Москву? Нет.
 
С: Почему?
НА: Не стал…
 
С: Ну Вы считаете, что с Вами правильно поступили?
НА: Нет, неправильно.
 
С: Т.е. Вы чувствовали, что Ваши права нарушены?
НА: В тот то и дело, что я не знал прав.
 
С: Чего?
НА: Права не знал.
 
С: Что в камеру нельзя сажать не знал?
НА: Что незаконно это всё делалось.
 
С: Ну Вы это знали?
НА: Да.
 
С: Но почему не обратились?
НА: Потому что домой поехал.
 
С: Ну вот дома почему не обратились?
НА: Не знаю.
 
ВТ: А в связи с заболеванием или в связи с тем, что Вы находились в камере, Вы за медицинской помощью обращались?
НА: Нет. Не обращался.
 
ДА: А Вы потом, когда домой уехали, Вы страх в связи с этими обстоятельствами испытывали?
НА: Было конечно. Ну я не хотел просто никуда идти, потому что опять бы началось, дело какое-нибудь бы заводилось.
 
ДА: Ну расскажите.
НА: Ну просто не хотел этим заниматься и всё. Продержали и продержали.
 
ИК: А Вы понимали на тот момент, что Вы, давая такие показания…
 
С: Не давал он таких показаний.
 
ИК: А, ну да. Протокол Вы прочитали от 22.03.03?
НА: Да.
 
ИК: Вы согласны были с напечатанным текстом?
НА: Нет. Не был согласен. Но чтобы уехать домой, я расписался. Чтобы меня выпустили, и я поехал домой.
 
ИК: Так в этом протоколе, который Вы прочитали, не шла речь о Вас. Вы говорили конкретно про Худякова и Аракчеева. Вы согласны были с этим?
НА: нет.
 
ИК: Вы следователю об этом говорили, что Вы не согласны, что Вы оговорили…
НА: Да, я говорил, что я не согласен с этим, что это неправда. Он говорил, подписывай, иначе останешься в камере или ещё в другую посадим.
 
ИК: Тогда Вы боялись?
НА: Да, боялся.
 
ИК: А почему Вы боялись? За что Вы боялись?
НА: За своё здоровье боялся.
 
ИК: А Вы угрозу следователя, который говорил Вам, что посадит Вас в камеру к боевикам, реально принимали?
НА: Да, реально принимал. После трёх суток в камере посидев, когда не кормили, только на третьи сутки начали кормить. Я решил ничего не делать, просто подписать и уехать.
 
ИК: А если бы Вы не подписали? К Вам следователь сам пришёл в камеру или…
НА: Меня привели. Дежурный привёл меня в его кабинет.
 
ИК: И какой разговор состоялся?
НА: Подал мне прокол, читай, я прочитал, сказал, что это неправда. Подписывай, иначе поедешь в камеру к боевикам, там тогда из тебя всё выпытают.
 
ИК: Вы не знали, на тот период в ЧР были где-то камеры с боевиками?
НА: Нет, не знал.
 
ИК: В тот период на территории ЧР боевики вообще были?
НА: Были. Колонны взрывали же, значит были.
 
ИК: После допроса как Вы пришли в ту часть, где Вы были прикомандированы? Как Вы добрались до неё?
НА: Я ещё ночь просидел, утром за мной Чурин приехал.
 
ИК: Т.е. после подписания протокола…
НА: Да, ещё ночь просидел в камере. Подумал, что если никто сейчас за мной не приедет, то приедут утром.
 
ИК: И какого числа Вы прибыли в Реутово?
НА: 31 марта.. в конце марта я уехал оттуда. 31 марта я вроде уже был в Москве.
 
ИК: На чём добирались до Москвы? С кем?
НА: За нами приехал офицер с сапёров, фамилию не знаю, командир взвода или не знаю. Но он был оттуда, с нашего полка, приехал за нами. Сначала мы добирались на поезде до Моздока, а потом с Моздока мы поехали, у него там был друг, на двух машинах он отвёз нас во Владикавказ, на поезд посадил.
 
ИК: А кто с Вами ещё уезжал?
НА: Мой экипаж полностью уезжал. Сидорюк, Баркалов, Малыхин. Всё вроде, больше никто.
 
ИК: А когда Вас и других сослуживцев в камеру стали сажать, командование полка там находилось или полк уже убыл?
НА: Не было никого командования, уже давно. Полк уехал 1 марта, уже не было никого. Они погрузились в эшелоны и ушли. Мы жили сначала в палатке там, где стоял полк. Потом нас прикомандировали к отряду Витязь. Он также в Ханкале стоял.
 
ИК: А следователи к Вам не приезжали в палатку для допроса?
НА: Нет, не было такого. Нас самих туда возили.
 
ДА: Положение Кулакова от вашего чем отличалось?
НА: Положение в чём?
 
ДА: Ну я не могу просто Ваши показания цитировать, Вы об этом говорили.
НА: По заключению?
 
ДА: Вообще, чем от Вашего отличалось положение?
 
ВТ: Вопрос непонятен.
 
ДА: Я могу поконкретнее сказать, просто боюсь, что наводящий вопрос будет.
 
С: Давайте без наводящих, спросите что там про Кулакова. Когда перед этим…
 
ДА: Кулаков с Вами вместе содержался?
НА: Нет. Его увезли в первый раз на допрос, и больше его не видели. Его не знаю где содержали, вроде в прокуратуре где-то его держали.
 
ДА: А какой период времени прошёл от момента, когда его увезли и до того момента, как Вы убыли домой?
НА: 2 недели.
 
ДА: 2 недели он у Вас отсутствовал?
НА: Да.
 
С: У сторон есть ещё вопросы?
 
Х: О свидетеле беспокоюсь, что самолёт, регистрация.
 
АГ: Ещё надо добраться.
 
Перерыв