«Я убеждён в абсолютной невиновности Аракчеева и не вижу ни одного доказательства связи между трупами и обвиняемыми, и не вижу ни малейших мотивов совершения таких преступлений»

Заместитель Председателя Правительства РФ Д.О. Рогозин

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
15927 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

Слушания 14 мая 2007г.

[Аудиозапись 070514_1]
 
С: Мнение участников продолжить при данной явке? Нет возражений? Суд постановил продолжить. Поступили документы: постановление из ВС РФ.
ДА: Хотя к нам оно ещё не поступило.
 
С: Балуют нас, балуют… В удовлетворении кассационной жалобы отказать. Сторона защиты будет знакомиться?
ДА: Ну сторона защиты знакома. И, внимательно ознакомившись, говорит «ещё не вечер». И уважаемый суд тоже может ознакомиться с данным документом и придёт к такому же выводу.
 
С: Суд к такому выводу не придёт, потому что к выводу уже суд пришёл.
ДА: Какой?
 
С: Вышестоящий.
 
ДА: Да мало ли что Соловьёв написал. У нас есть ещё председатель ВС, и мы не преминем обязательно, пересмотрев этот отказ и учтя доводы, которые в нём изложены… Я думаю, что мы… раз уж у нас разговор зашёл, хотя непонятно в каком качестве этот документ пришёл сюда, но раз уж он поступил, то я считаю, что основания, изложенные в нашей жалобе, они абсолютно 100%, нельзя было Постановлению КС придавать обратную силу, и от того, что судья Соловьёв высказал своё мнение, ничего не меняется.
 
С: Но тем не менее в данном процессе…комментировать определение судьи ВС мы не станем, как говорится, у стороны защиты есть право не согласиться. Все возможности ещё не исчерпаны.
 
ДА: Нет, просто странно, в каком качестве этот документ попадает сюда.
 
С: Ну препроводительная есть. Подписан…
 
ДА: Ну вот на каком основании сюда поступил? Ну никак не понятно. Он сюда попасть не мог официальными… я имею в виду не должен попасть, потому что рассылка идёт заявителю и остаётся у них в архиве.
 
С: Всё? Без комментариев. Мнение стороны защиты приобщить? Знакомиться будете? Перерыв тогда объявим 15 минут, чтобы дать возможность обоим сторонам ознакомиться.
 
Перерыв
 
[Аудиозапись 070514_2]
 
С: Продолжаем судебное заседание. Ознакомились стороны? Есть возражения против приобщения?
 
ДА: Уважаемый суд! Я полагаю, что не совсем корректно в данном процессе спрашивать мнение участников процесса, можно ли приобщать этот документ или нет. Этот документ должен был или формально мимо нас пройти в дело, либо, собственно, к этому процессу он никакого отношения не имеет, как совершенно справедливо нам в своё время было об этом сказано. Хотя я не возражаю против возражений, и рад, что участники процесса ознакомились с доводами, изложенными в нём.
 
С: Ну тогда считаю необходимым прокомментировать. Данный документ действительно не столько в наш процесс, столько в материалы дела, памятуя о том, что стороной защиты, а частности, одним из защитников Аракчеева инициировано выставление в особом порядке, я просто счёл возможным ознакомить стороны с данным документом. Ну а в связи с тем, что стороны ознакомлены, разумеется, поставил на обсуждение вопрос о приобщении, хотя, в принципе, конечно, это носит формальный характер. Тем не менее, суд постановил: приобщить к материалам дела. Остановились мы на предоставлении доказательств стороной защиты. Пожалуйста, сторона защиты.
 
ИК: Уважаемый суд, сегодня сторона защиты представит ряд доказательств.
 
ВТ: Нам необходим технический перерыв.
 
С: У стороны защиты есть ещё какие-то заявления, ходатайства, с которыми необходимо сторону обвинения ознакомить, памятуя о том, что каждые 5 минут перерыв делать… чтобы сразу отдать, пусть они знакомятся, а потом уже продолжить.
 
Х: После оглашения данных документов стороне защиты необходим будет небольшой технический перерыв, буквально минут на 10 для совещания, чтобы решить, будем мы предоставлять доказательства на сегодня.
 
С: Пока мы сейчас не этот вопрос обсуждаем, если Вы внимательно слушаете. Я имею в виду ходатайства, с которыми стороне обвинения необходимо ознакомиться, чтобы объявить перерыв. Вот в каком плане. Потому что план предоставления Вами доказательств…
 
Х: Я и говорю, Ваша честь, что после предоставления этих документов сторона защиты…
 
С: Пока нет ничего?
 
Х: Нет. Считаю возможным объявить перерыв…
 
С: Сколько примерно?
 
ВТ: 10 минут.
 
Перерыв
 
[Аудиозапись 070514_3]
 
С: С ходатайством стороны защиты ознакомились?... А, да, не спросил мнение стороны зашиты. Позиция согласована?
 
АГ: Да.
 
С: Пожалуйста.
 
ВТ: Сторона обвинения возражает против исследования следующих документов: т. 1 л.д. 15-21 Протокол осмотра места происшествия от 16.01.03, поскольку по этому документу уже ранее исследовалось в судебном заседании. Мы также возражаем против протокола допроса свидетеля Юдина т. 1 л.д. 11-114, поскольку данный свидетель был допрошен в судебном заседании, дал показания, оснований для оглашения его показаний нет, в его присутствии данный документ не оглашался, поскольку нет противоречий и законных оснований для его оглашения, в связи с чем оснований не имеется для исследования и оглашения данного протокола допроса. Что касается поручений. Сторона обвинения полагает, что поскольку поручение о производстве отдельных следственных действий является процессуальным документом и не относится к списку доказательств, определённому ст. 74 УПК РФ, оснований для исследования их в качестве доказательств не имеется. То же самое относится ко всем поручениям, указанным в т. 1 л.д. 118, т. 1 л.д. 177, т. 1 л.д. 239, 240, 241, 242. Что касается заявлений свидетелей Милова, Искалиева, Головина т. 18 л.д. 10,11,12, сторона обвинения полагает, что поскольку данные лица были допрошены в судебном заседании, в их присутствии сторона защиты не посчитала нужным исследовать данные заявления, то считаем на данной стадии их оглашение нецелесообразным и, более того, это нарушает принцип состязательности сторон. Что касается возможных исследований документов, мы не возражаем против исследования протокола осмотра предметов от 27.01.03 т. 1 л.д. 161-164, исследования т. 1 л.д. 174 рапорта Сатубалдыева и оглашения показаний свидетеля Ермолаева, поскольку его показания уже ранее оглашались, здесь имеются противоречия с ранее оглашёнными, поэтому мы не возражаем против этих трёх доказательств.
 
С: Так, рапорт Сатубалдыева, показания Ермолаева
 
ВТ: Показания Ермолаева в судебном заседании. Т. 20 л.д. 55-70.
 
С: И третье?
 
ВТ: Протокол осмотра ПКМС Акт. Т. 1 л.д. 161-164.
 
С: Протокол осмотра места происшествия?
 
ВТ: Ранее оглашался. Не считаем нужным повторно оглашать.
 
С: Учитывая что сторона обвинения возражает, предлагается каждый документ обсудить отдельно. Давайте тогда по списку. Первое. Т. 1 л.д. 17. Постановление о производстве отдельных следственных действий. Прокурор что там говорил?
 
ВТ: Поручение является процессуальным документом и не является основанием для проведения каких-либо действий, не является доказательством, каким нам его предлагается использовать.
 
С: Есть что-то у стороны защиты по этому поводу?
 
ИК: Сторона защиты просит суд огласить т. 1 л.д. 17, постановление о производстве отдельных следственных действий, в котором следователь Абдулхаджиев, когда он принял данное дело к производству и поручил о производстве отдельных следственных действий.
 
С: Возразить что-то по поводу?..
 
ИК: Я прошу суд разрешить огласить данный документ, потому что потом сторона защиты в прениях будет мотивировать это и с другими материалами дела.
 
Х: Полагаем необходимым огласить все поручения, все распоряжения и все документы, которые мы заявили, во-первых, для полноты и объективности изучения доказательств, а, во-вторых, для того, чтобы… для обоснования того, каким образом были получены данные доказательства. Т.е. совершенно верно сторона обвинения заметила, что это процессуальные документы, и по ним проводились какие-либо следственные действия. И именно для того, чтобы показать уважаемому суду, как проводились эти следственные действия, на основании каких документов и в рамках чего, эти документы необходимо изучить.
 
ДА: Я полагаю, что мы сейчас не должны вдаваться в теорию доказательств, т.е. что конкретно является доказательством, а что просто является процессуальным документом. Мы не в суде присяжных, имеем право исследовать документы. В соответствии со ст. 88 каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Это прерогатива суда. Я полагаю, будет справедливо, это как раз будет вписываться в принцип равенства сторон, если мы представим все документы, которые посчитаем нужными, а суд их сам оценит. Почему уважаемый гос. обвинитель лишает суд права оценить представленные нами доказательства, в т.ч. и с точки зрения относимости. Действительно, для того, чтобы мы могли говорить о цельной картине, нам необходимо представить и указанные документы, в частности, вот это поручение о производстве отдельных следственных действий. В нём тоже содержится важная информация. Мы как защита просим не лишать нас права представить эти доказательства, которые суд уже потом оценит.
 
С: Ещё кто-то желает выступить? Суд постановил, руководствуясь ст. 285 УПК РФ огласить поручения, поскольку, по утверждению стороны защиты, данные поручения свидетельствуют о допустимости либо недопустимости имеющихся в деле доказательств, что, по мнению суда, требует отдельной оценки по каждому из доказательств, представленных стороной… Так, по поручению приняли решение. Дальше идём. Протокол осмотра места происшествия…
 
ИК: Уважаемый суд, я прошу огласить этот протокол, в части, этот протокол осмотра места происшествия, где осматривался КАМАЗ. Осматривался следователем ВП Демидовым, и для полноты картины тоже прошу его огласить, стороной защиты протокол осмотра места происшествия…
 
ВТ: Дело в том, что уже исследовался, сторона защиты обращала внимание.
 
С: В данной связи суд считает, что вопрос об оглашении данного документа поставлен некорректно, поскольку данный документ уже оглашался. Между тем, сторона защиты имеет право ссылаться на данные документы, и отдельное решение суда по оглашению данного документа принималось, оно принято, уже документ оглашался. Что касается ссылки на этот документ, то сторона защиты может это делать наряду со стороной обвинения с разрешения суда в любой момент судебного следствия. В данной связи отдельного какого-то постановления по данному вопросу суд считает нецелесообразным выносить. Понятна суть?
 
ВТ: Да, Ваша честь.
 
С: Т.е. поскольку документ уже оглашён, решения по оглашению или не оглашению суд принимать не может, поскольку огласили уже этот документ. Соответственно, Ирина Викторовна неправильно поставила вопрос. Вопрос должен ставиться просто… ссылаться на данный документ может как сторона защиты, так и сторона обвинения, в равной степени. Беспредметно данное ходатайство в этой части… Дальше… постановление о приобщении к делу вещественных доказательств. Что там было?
 
ВТ: То же самое, что и сказали по поручениям и постановлениям. Это является процессуальным документом, и вопрос здесь не шёл об исключении доказательств…
 
С: Хотите что-то сказать?
Х: Здесь то же самое. Это постановление имеет отношение к нашему делу, опять же с той стороны, как правильно Ваша честь заметила, для оценки допустимости или недопустимости тех или иных доказательств. И для объективности именно этой оценки.
 
С: Суд постановил: Руководствуясь ст. 285 огласить данное постановление, поскольку оно является иным документом, как трактует данная статья процессуального закона, в виду того, что данный документ вынесен следователем о вещественных доказательствах, являющихся именно доказательствами по делу, данный документ подлежит исследованию. Дальше. Против рапорта не возражаете, да? Не обсуждается. Протокол осмотра предметов от 27.01.03 не возражаете. Рапорт? Не возражаете… Протокол допроса свидетеля Юдина возражаете, да?
 
ВТ: Да. В связи с тем, что данное лицо было допрошено в судебном заседании.
 
ИК: Я всё-таки просила бы суд разрешить нам огласить этот документ не в полном объёме, а в части, именно там касающихся сведений, которые нужны для дела и которые касаются рапорта Сатубалдыева и вытекают.
 
С: У Вас нет возможности говорит о содержании, потому что сейчас мы никого не напряжём, потому что стороны знакомы с материалами дела, и обсуждать вопрос… сейчас подлежит обсуждению вопрос о поводах для оглашения, если есть такие.
 
ИК: Да. Поводы такие есть, т.е. сторона защита оглашает рапорт Сатубалдыева…
 
С: Применительно к 281 ст. оглашение показаний свидетеля.
 
ИК: Просто я хотела бы в части огласить по поводу БТРа, который он видел, на судебном заседании.
 
С: Найдите в ст. 281, если найдёте. Чтобы предметно нам разговаривать.
 
ИК: Ну у него противоречий не было.
 
С: Т.е. имеются основания, по Вашему мнению? Или нет? Такой вопрос задаётся, потому что данный свидетель был допрошен в судебном заседании, а оснований для оглашения… в 281 ст. они исчерпывающие. Ирина Викторовна, можете найти?
 
ИК: Нет.
 
С: Т.е. противоречий нет?
 
Х: Ваша честь, считаю необходимым огласить, т.к. часть этого допроса, есть взаимосвязь со всеми остальными оглашаемыми документами. Мы полагаем, необходимо огласить именно в части, там совсем немного, буквально 3 строчки, для полноты картины на 15.01.03.
 
С: Мы сейчас давайте обсуждать не содержание протокола, а повод для его оглашения. УПК надо дать?
 
Х: Да есть перед глазами…
 
С: Ну вот, пожалуйста, тогда сошлитесь на что-то. На какое-то основание, предусмотренное ст. 281, которое позволило бы нам удовлетворить Ваше ходатайство. Есть такое?
 
Х: В ст. 281 таких оснований не предусмотрено.
 
ДА: Есть ч. 1я ст. 281, у нас свидетеля нет, т.ч. можно говорить о его неявке, но здесь конечно с согласия противоположной стороны.
 
С: Ну я о чём и говорю. Если бы стороны не возражали, не было бы препятствий вовсе.
 
ДА: А сторона возражает…
 
С: Ну раз сторона возражает, то мы поэтому вопрос этот и обсуждаем.
 
АГ: Дело в том, что, я так полагаю, что свидетель в части, где сейчас защита просит огласить его показания в части, в ходе допросов не был допрошен в этой части, и поэтому его допрос является недостаточно полным. Я думаю, что это упущение защиты, и я готов это признать. Т.ч. Вы не улыбайтесь, господин прокурор, я готов это признать и полагаю, что в целях того, чтобы не возникло ходатайства в дальнейшем от Ирины Викторовны и Худякова о повторном вызове свидетеля Юдина.
 
С: Нет препятствий, сами знаете. Как только будет ходатайство, будем его обсуждать.
 
АГ: Ну чтобы не было вот этого. Я считаю, что прокуратура должна согласиться.
 
С: Алексей Григорьевич, готов пойти Вам навстречу и сделать перерыв. Если прокуратуру Вы уговорите в перерыве, то у суда меньше проблем. Перерыв делать, нет? Мы сейчас процессуальный аспект ст. 281 обсуждаем. Сторона защиты ходатайствует, сторона обвинения возражает.
 
АГ: Потому что хочет затянуть рассмотрение данного дела.
 
С: Давайте без выводов. Кто-то ещё желает по этому поводу?... Суд, совещаясь на месте, постановил: Руководствуясь ст. 281 УПК, в удовлетворении ходатайства об оглашении показаний свидетеля Юдина отказать в виду возражений стороны обвинения, поскольку сторона защиты чем-либо данное ходатайство не обосновала. Дальше идём. Заявления свидетелей Милова, Головина, Искалиева.
 
ВТ: Мы возражали, поскольку данные свидетели были допрошены в ходе судебного заседания и данные документы должны были быть оглашены при них.
 
С: Сейчас посмотрю, о чём идёт речь.
 
ИК: Об оказании давления.
 
С: Ирина Викторовна, обоснуйте.
 
ИК: Я прошу огласить данные заявления, это непроцессуальные документы, в них свидетели указывали, писали заявления в суд об оказании на них давления.
 
С: К нашему процессу это какое имеет отношение?
 
ИК: Непосредственное. Свидетель Милов, Головин, Искалиев также говорили и писали заявление, как оказывалось на них давлении со стороны гос. обвинения.
 
С: При их допросе выясняли Вы это?
 
ИК: Нет. Там в таком режиме допрашивали, по 7 часов. Упустила из вида.
 
С: Тем более… Ещё есть?
 
ДА: Это действительно не показания, а иные документы, которые, я полагаю, можно огласить на основании ст. 285 ч. 1 и пусть мне уважаемый гос. обвинитель назовёт правовое основание, статью, по которому эти документы не могут быть оглашены. Это не показания, и где написано, что они должны исследоваться в присутствии лиц, давших эти заявления? Это раз. Во-вторых, эти заявления имеют самое непосредственное отношение к оценке доказательств судом, и я полагаю, что даже технически совершенно не требуется вызова свидетелей, хотя в данном случае, Ирина Викторовна, я наверное, буду ходатайствовать о повторном их вызове. Это важные документы. Если уж так встанет вопрос. Я считаю, что их присутствие для оценки судом этих заявлений, я уверен, присутствие этих свидетелей не требуется. А сведения, содержащиеся в этих заявлениях, принципиально важны для оценки доказательств. И уважаемый гос. обвинитель не привёл нам никакого правового основания, препятствующего их оглашению.
 
АГ: Я присоединяюсь к моему коллеге и действительно полагаю, что заявление относится к иным документам, которые, я полагаю, будут иметь для суда важное значение при оценке обстоятельств получения показаний от отдельных свидетелей вообще на предварительном следствии, т.к. мы получаем уже не одно свидетельство оказания давления на свидетелей, как на предварительном следствии, так и в ходе судебных процессов, имевших место ранее, когда со стороны прокурорских работников имели место такие факты. Я полагаю, что это необходимо и защите, чтобы давать правильную оценку показаниям свидетелей, которые и ранее допрошены на предварительном следствии. Поэтому я поддерживаю данное ходатайство.
 
ДА: И ещё. Уважаемый суд, это конечно не совсем правовой аргумент, но просто с тех пор, как допрашивались данные свидетели, у нас появились новые участники процесса, в частности, защитники Аграновский, Дулимов и Рогозин. В их присутствии эти свидетели не допрашивались, в т.ч. и по этим обстоятельствам, мы на тот момент были лишены возможности задать эти вопросы. Я понимаю, что это наши проблемы, но обращаю внимание суда на эти обстоятельства.
 
ЛТ: Я хочу сказать, что свидетели по тем заявлениям, которые хочет огласить сторона защиты, допрашивались в судебном заседании, выяснялись все интересующие сторон вопросы. Заявления по преступлениям в отношении этих лиц… суд по этим заявлениям самостоятельно каких-то мер принимать не может. Поэтому эти лица, раз они считают, что их права нарушены, что в отношении их были совершены какие-то преступления, могут обратиться в компетентные органы, которые будут реагировать, проводить проверки, если необходимо, возбуждать уголовные дела, если там никакого состава нет, отказывать. Вот я считаю, что в этом случае сами по себе заявления… суд не может по ним реагировать, а эти заявления должны быть направлены в компетентные органы, которые должны проводить проверки, т.е. это как бы отдельное производство будет.
 
Х: Сторона защита, собственно, и не ходатайствует перед судом о каком-либо реагировании по данным заявлениям, сторона защиты просто просит огласить это именно для оценки доказательств. Не более того. Это, как пояснил Аграновский, иной документ. И по ходатайству стороны защиты он несёт смысловую нагрузку именно в нашем процессе.
 
С: Какую? Поясните.
 
Х: Ваша честь, ну неоднократно приезжали свидетели, свидетель Новик пояснил о том, что можно было бы воспринять стороной защиты как оказание на него давления стороной обвинения. Он пояснил по этому поводу о приезде сотрудников ВП в часть. Свидетель Юдин давал пояснения и даже представлял суду входящие и исходящие документы, что тоже можно было воспринять…
 
С: Мы сейчас обсуждаем заявления…
 
Х: Совершенно верно! Эти 3 заявления идут во взаимосвязи с ранее… с показаниями свидетелей, ранее данных.
 
С: Милов, Головин, Искалиев. По этим документам что-либо можете сказать?
 
Х: Да. Эти факты у свидетелей выяснялись, они давали заявления по поводу того, что на них оказывалось давление на предварительном следствии. А эти документы свидетельствуют о том, что на них оказывалось давление и в суде.
 
ИК: Они обращают внимание суда, что в судебном заседании на них тоже оказывалось давление.
 
ДА: Дело в том, что свидетели Милов, Искалиев, Головин. В деле имеются их показания, данные на предварительном следствии, отличающиеся от их показаний в суде. С учётом этих заявлений, с учётом иных свидетелей, есть все основания полагать, что протоколы допросов Милова, Искалиева и Головина на следствии получены с нарушением с. 75 и поэтому должны быть признаны недопустимыми доказательствами, этот вопрос должен быть основательно исследован. Соответственно, они не могут быть положены в основу приговора. Для того, чтобы этот вопрос исследовать, нам необходимо исследовать эти заявления. Ну и, уважаемый суд, немного забегая вперёд, действительно, по всей видимости, мы будем ходатайствовать о повторном вызове Милова, Искалиева и Головина. Просто, чтобы никто не говорил, что мы что-то в рукаве держим.
 
А: Ваша честь! Я поддерживаю позицию адвокатов и Худякова. Дело в том, что я раньше не видел этих документов. Я вижу их только сейчас. И пользуясь своим правом подсудимого, прошу их огласить, т.к. они являются доказательством по данному делу. Это иные документы, это не показания свидетелей.
С: Стороны все высказались?... У Аракчеева я не спрашиваю, знакомился ли он в полном объёме с материалами дела, поскольку этот вопрос неоднократно выяснялся. Выслушав мнение сторон, суд, совещаясь на месте, постановил: отказать в удовлетворении ходатайства в оглашении данных заявлений, поскольку к нашему судебному заседанию эти заявления никак не относятся вовсе. В них речь ведётся об оказании давления на предыдущих судебных заседаниях, у нас дело рассматривается заново. К нашему судебному заседанию эти заявления не относятся. Что касается вопросов, которые в этих заявлениях изложены, то они могли быть предметом обсуждения при допросе данных свидетелей. У сторон такая возможность была.
 
ИК: А как же тогда мера пресечения 20 декабря по показаниям Удовкина, Максимова, которые тоже не в данном судебном заседании, не в нашем судебном заседании давали показания, а давали в 2005г.? И они не являются процессуальными лицами в судебном заседании, ни свидетелями, никем.
 
С: Ирина Викторовна, прошу Вас повнимательнее изучить предмет доказывания, обсуждаемый на предварительном слушании и предмет вот на данном судебном заседании. Т.е. предмет для доказывания. Дальше. Что-то ещё? Показания свидетеля Ермолаева. Суд, совещаясь на месте, постановил, огласить, помимо того, что мы решили выше, т. 1 л.д. 174 – рапорт оперуполномоченного и протокол допроса Ермолаева и протокол осмотра предметов, поскольку стороны единодушно полагали необходимым эти документы огласить.
 
Оглашается т. 1 л.д. 17. Поручение о производстве отдельных следственных действий.
 
ИК: Здесь защита обращает внимание в данном поручении на то, что следователь возбудил уголовное дело 16.01.03. Абдулхаджиев принял его к себе к производству и выносит постановление о производстве отдельных следственных действий работникам
ВП. Также обращаю внимание суда, что в данном документе следователь Абдулхаджиев говорит о том, что был обнаружен сгоревший а/м КАМАЗ. Нигде в этом поручении от 16.01.03 следователь не указывает госномер КАМАЗа.
 
С: Я правильно понимаю, что Вы обращаете внимание на то, что госномера КАМАЗа нет, всё?
 
ИК: Госномера КАМАЗа нет, то, что следователь принял дело к производству и выносит постановление о производстве отдельных следственных действий. Принял дело к своему производству, выносит поручение и также в этом поручении отсутствует госномер а/м КАМАЗ.
 
С: Это что подтверждает, опровергает?
 
ИК: Что следователю на период возбуждения уголовного дела на 16.01.03 номер КАМАЗа ещё был неизвестен. Если бы он ему был известен, он бы указал в данном поручении госномер. В связи с этим с судебном заседании оглашался протокол осмотра места происшествия от 16.01.03 следователем ВП Демидовым, на основании этого поручения следователя Абдулхаджиева. Т.к. мы уже изучали данный протокол, и следователь ВП, исполняя отдельное поручение Абдулхадживева, выехали, посмотрели и уже указали госномер КАМАЗа. А осматривали КАМАЗ 16.01.03. Но на момент осмотра номер КАМАЗа следователю известен не был. И также при протоколе осмотра места происшествия по КАМАЗу на КАМАЗе по таблицам госномеров нет, ни переднего, ни заднего.
 
Х: Т.е. само составление протокола осмотра места происшествия, время проведения следственного действия…
 
С: Мы сейчас чего оглашаем?
 
Х: Это мы не оглашаем, я обращаю внимание суда на ранее оглашённый документ, протокол осмотра места происшествия от 16.01.03… т. 1 л.д. 19-21. Дальше получив сообщения, на основании поручения следователя Абдулхаджиева, дальше прибыл на место происшествия. Сгоревший КАМАЗ номер 005 сс РУС. Т.е. откуда следователь с ВП, получив поручение в таком виде, как оно в деле, где не указан госномер, откуда он знал госномер?
 
С: Т.е. непонятно, откуда появился госномер?
 
Х: Совершенно верно. И ещё по данному документу т. 1 л.д. 20, написано в описательной части: «покрышки передних колёс повреждены полностью, задних - полностью отсутствуют». Обращаю внимание суда на т. 1 л.д. 27 и л.д. 24. Несоответствие этих фототаблиц протоколу осмотра места происшествия.
 
ДА: Ваша честь, мы поэтому то и просили протокол оглашать.
 
С: Обращать внимание имеют право обе стороны, в т.ч. и по тем документам, которые ранее оглашались. Это разрешение суда, понимаете?
 
Х: И в этой же фототаблице, обращаю внимание суда, что фотография сделанная не скреплена печатью. И это во всех фототаблицах полностью.
 
ДА: Не просто не скреплена, а где-то была скреплена на каких-то документах.
 
Х: Вот ещё. Очевидно, это была попытка панорамной съёмки, но фотография состоит из 2х частей, отчётливо виден срез, и этот срез также не скреплён печатью. И ещё также. Обращаю внимание суда на описательную часть протокола. Вставки «передний» и госномер. Снизу – «передний – верить», а вставка госномер, откуда появилась - неизвестно.
 
Худяков показывает фото.
 
А: Также хотелось бы обратить внимание, что на фотографиях нет не только переднего, но и заднего номера, и заднего борта. Задний номер по правилам ГИБДД расположен тут, тут его также нет.
 
ДА: Т.е. в протоколе осмотра наличие номера не усматривается.
 
А: Вообще не усматривается, т.е. если бы он был, его бы обязательно сфотографировали.
 
ДА: Мы даже тут не будем предполагать, сфотографировал бы или нет, но в протоколе осмотра номер задний нигде не видел.
 
АГ: Не не виден, а отсутствует. Нигде нет ни заднего борта, ни госномера.
 
Х: Здесь также нигде в описании места происшествия не указано, что следователь именно установил своим осмотром госномер.
 
ДА: А я обращаю внимание непосредственно на поручение. Уважаемый суд, как видно из протокола осмотра, на автомашине КАМАЗ отсутствует бензобак. Эксперт Тасуханов нам пояснял, что действительно бензобака на автомашине не было. Так вот обратите внимание: следователь Абдулхаджиев пишет: «дополнительно осмотреть место происшествия с использованием криминалистических средств обнаружения металлических предметов». Но что он ищет? В целях «дополнительного возможного обнаружения гильз и пуль». Версия о взрыве КАМАЗа уже появилась позже, потому что совершенно очевидно, что в этот момент следователь искал бы детали взорванного бензобака. Для того, чтобы закрепить версию о взрыве. А он этого не делает. Из этого можно уверенно сказать, что, сопоставляя весь текст, что версия о взрыве КАМАЗа появилась у следствия позднее.
 
А: Также в связи с данным поручением, т.е. следователь просит найти какие-то гильзы, остатки, которые имеют отношение к делу. Я прошу обратить внимание на то, что рычаг от УЗРГМ-2 не найден. При осмотре места происшествия в частности. Запал от УЗРГМ-2 не найден, хотя он не испаряется.
 
С: По данному документу всё?
 
ДА: Ваша честь, действительно в протоколе осмотра не найдено никаких деталей, которые остаются на месте происшествия после приведения в действие взрывного устройства, и следователь, как видно из поручения, не предпринимает никаких мер, чтобы их отыскать. Т.е. это ещё раз подтверждает наше предположение, что версия о взрыве появилась уже позднее.
 
А: Хотелось бы пояснить суду, что при производстве взрыва при помощи запала УЗРГМ-2, происходит отброс рычага, который остаётся непосредственно на земле, а не участвует в самом взрыве, чтобы не было понимания, что он мог быть отброшен взрывом. Сначала он отбортовывается, потом происходит замедление, а после этого происходит взрыв. Т.е. УЗРГМ мирно лежит на земле рядом с местом подрыва, якобы подрыва. Данный предмет не найден, хотя должен был находиться там.
 
С: У стороны защиты всё? У стороны обвинения?
 
ВТ: Обсудим в прениях.
 
С: На обсуждение вопрос ставлю. Без обеда поработаем?
 
ДА: Перерыв на 5 минут был бы желательным.
 
Перерыв
 
 
[Аудиозапись 070514_4]
 
ДА: На протокол осмотра места происшествия. Т. 1 л.д. 19-21. Там указано, что обнаружен КАМАЗ без передних номеров, а вот здесь в постановлении о приобщении к уголовному делу вещественных доказательств написано, что с места происшествия сотрудник Грозненского РОВД изымает именно передний номер от а/м КАМАЗ, который, видимо, чудесным образом материализовался в воздухе. Ну противоречия налицо. В протоколе осмотра места происшествия переднего номера нет, а здесь он то как раз и изымается.
 
С: Здесь – это где? В постановлении о приобщении?
 
ДА: Просто с постановлении о приобщении к уголовному делу вещественных доказательств указано: «с места происшествия сотрудники Грозненского РОВД изъяли передний госномер от а/м КАМАЗ». Теперь смотрим л.д. 19-20. «Обнаружен а/м КАМАЗ без переднего номера». Вот как объяснить это противоречие? Ну другой вопрос, что в протоколе осмотра написано «передний» ручкой, это отдельно уже всё… уже в своё время обращали внимание, но я в данный момент обращаю внимание только на то, что в одном протоколе КАМАЗ без переднего номера, а в другом протоколе изымается именно без переднего номера.
 
ВТ: В каком протоколе?
 
ДА: Ну в постановлении о приобщении.
 
ВТ: Постановление и протокол – два разных документа.
 
ДА: Ну понятно. Ну Вы же понимаете, что я хочу сказать.
 
С: Пожалуйста, по постановлению будет ещё что-то у стороны защиты? Нет? Пожалуйста,
сторона обвинения.
 
ВТ: Ваша честь! Обстоятельства изъятия сотрудником милиции переднего номера был выяснены в судебном заседании при допросах свидетелей Абдулхаджиева, Супрядкина и т.д., и изъятие данного номера не производилось в протоколе осмотра места происшествия, с которым пытаются сторона защиты сравнить постановление о приобщении. Поскольку осмотр места происшествия производили не сотрудники Грозненского РОВД, а следователи прокуратуры. Это раз. И передний номер не изымался в ходе данного процессуального действия. А теперь что касается государственного номерного знака, о котором стало известно только якобы 17го числа. 16го числа были осмотрены трупы лиц, и у одного из них обнаружен технический паспорт, в котором государственный номерной знак имеется. В связи с чем оснований утверждать, что только 17го числа следователю Абдулхаджиеву стал известен номер государственного номерного знака, - это беспочвенно. Всё.
 
ДА: Ваша честь! Мы о том же самом говорим, что номера стали известны не в ходе осмотра места происшествия, они там просто отсутствовали, а именно после осмотра документов. Почему же нам тогда говорят здесь, что подразумевается, что на КАМАЗе присутствовал задний номерной знак. Его не было! Номера стали известны только в ходе осмотра документов.
 
С: Всё?
 
ДА: Да.
 
С: К прениям может сразу перейдём? Пожалуйста, по данному документу больше у сторон нет ничего? Пожалуйста.
 
Оглашается т. 1 л.д. 99. Распоряжение.
 
ИК: Хочу обратить внимание суда, что данная оперативно-следственная группа сотрудников…
 
ВТ: Ваша честь! Я возражаю, оперативная группа, слово «следственная» пропущено.
 
ИК: Оперативная группа сотрудников военной прокуратуры с Мокрицким создаётся 17.01.03. Также обращаю внимание суда на тех лиц, которые входят в оперативную группу. Это Алимардонов, Тихонов и Гомзяков.
 
 
Оглашается т. 1 л.д. 161-164. Протокол осмотра предметов.
 
ИК: Обращаю внимание суда на то, что данный помощник военного прокурора капитан юстиции Логанов не входил в оперативную группу, где вот оглашался ранее документ от Мокрицкого, в котором он включил трёх: Алимардонова, Тихонова и Гомзякова. Также данный следователь не входил в следственную группу, т.е. обращаю внимание суда, что протокол осмотра предметов - АК, само процессуальное действие проводило ненадлежащее лицо, который не входил в оперативную группу.
 
С: Что-то есть по данному документу у сторон? Сторона обвинения?
 
ВТ: Позже, позже, Ваша честь.
 
С: Пожалуйста, продолжайте.
 
Оглашается т. 1 л.д. 174. Рапорт Сатубалдыева.
 
ИК: Здесь я обращаю внимание суда на то, что Сатубалдыев указывает о том, что стоящие на КПП № 7 видели какой-то БТР, который ехал на большой скорости, снёс ограждение и также, согласно показаниями свидетеля Юдина, данным им в ходе судебного заседания, свидетель также в этот день поздно вечером 15.01.03 видел, когда он стоял на вышке на ТПУ, БТР, который тоже проехал на большой скорости в сторону КПП № 8 в сторону г. Грозный.
 
С: В связи с чем?
 
ИК: В связи с тем, что и на КПП № 7 видели данный БТР, на ТПУ Свиридов, Юдин видел БТР, проехавший в сторону КПП № 8 в сторону Грозного, что данный БТР снёс ограждение разделительной полосы.
 
С: Ну что это подтверждает?
 
ИК: На мой взгляд, это подтверждает то, что не установлено, что это за БТР, откуда он ехал, не допрошены военнослужащие КПП № 7. И также в судебном заседании свидетель Кулаков нам не пояснял о том, что именно его БТР 226й, которым он управлял, промчался на такой большой скорости, снёс ограждение.
 
С: В смысле что в суде Кулаков не пояснил?
 
ИК: Он не пояснил о том, что…
 
Х: Ни в показаниях, полученных на следствии от лиц, которые согласно обвинительному заключению, точнее на основании показаний которых составлено обвинительное заключение, никто из них нигде не указал о сносе разделительной полосы. Т.е. это свидетельствует о том, что показания, которые давали эти лица на следствии, были, мягко говоря, надуманными. Также согласно этого рапорта не были предприняты какие-либо действия со стороны органов следствия по допросу военнослужащих, осуществлявших дежурство на КПП № 7.
 
А: Ваша честь! В протоколе также имеется фраза о том, что остались следы БТРа, проехавшего в сторону г. Грозный, что, в принципе, повторно следствию что-то помешало срисовать этот протектор, слепок сделать или ещё какие-то определённые моменты, которые могли бы закрепить протектор БТРа и установить конкретный БТР по этому слепку. Это первое. И второе: по обвинительному заключению нам вменяется, в частности, мне вменяется, что я захватывал гражданина Юнусова на расстоянии 200м. от КПП, на котором дежурили круглосуточно военнослужащие. Также мне вменяется, что я вёл интенсивную стрельбу при задержании этого Юнусова. Следовательно, за 200м. слышно, когда ведётся стрельба. 200м. в прямой видимости от этого КПП, там даже метров 400-500. Это второе. И третье: почему не были предприняты меры, чтобы допросить этих военнослужащих, в частности, по факту задержания Юнусова. Была ли стрельба, не была ли стрельба, сколько БТРов было, сколько машин было и т.д. Данные факты остались невыясненными. Это сделано как раз потому, что этого просто не было. Спасибо, Ваша честь.
 
С: У стороны защиты что-то есть по этому поводу?... У стороны обвинения?
 
ВТ: Нет, Ваша честь.
 
А: Ваша честь, разрешите ещё?
 
С: Да.
 
А: В частности то, что круглосуточное дежурство на КПП предусматривает то, что у каждого военнослужащего есть свой сектор обзора, т.е. все части в радиусе определённом просматриваются постоянно. Это установлены дневальные, часовые и т.д. Несётся часовая служба. На постах военнослужащие меняются каждые 2 часа, т.е. постоянно в любую минуту проходит обозрение территории в заданном секторе. И если бы какие-то правонарушения происходили в этот момент, стало бы всё известно командирам, не только на ТПУ, но и КПЗ, комендатуры и всем остальным лицам по команде, как говорится. Спасибо, Ваша честь.
 
С: Всё?
 
А: Да.
 
Оглашается т. 1 л.д. 239. Постановление о производстве отдельных розыскных действий.
 
ИК: Здесь я обращаю внимание суда, что на момент вынесения отдельного поручения Васильевым в п. 4, где он говорит, что установить и допросить сотрудников Ставропольского ОМОНа по обстоятельствам преследования БТРа. Т.е. было известно, что Ставропольский ОМОН преследовал какой-то БТР. Эта версия следствия не отработана была. Также не выяснялся вопрос о возможности убийства Янгулбаева, Джамбекова и Хасанова на почве личной неприязни или по иной причине кем-либо из жителей села. Также не удалось установить и допросить сотрудников милиции, принимавших участие в преследовании БТРа. Ну пока у меня всё.
 
Х: Ваша честь! Дававшие показания в суде свидетели Сулумов, его водитель, я фамилию его сейчас не помню, также Тигишвили пояснили, что ставропольский ОМОН располагался на КПП № 5, которое находится за КПП № 1 в направлении г. Грозного. Усматривается из п. 4 данного поручения, установить и допросить сотрудников ставропольского ОМОНа по обстоятельствам преследования БТРа и о событиях 15.01.03. Т.е. фактически у следствия была информация о том, что данный БТР проехал всё-таки это КПП № 5, и сотрудники ставропольского ОМОНа осуществляли его преследование. Однако нигде в деле нет ни одного допроса данных сотрудников.
 
С: Всё?
 
Х: Да.
 
С: Т.е. Вы обращаете внимание суд на то, что БТР проехал дальше в Грозный за КПП № 5?
 
Х: Совершенно верно. И сотрудники ставропольского ОМОНА осуществляли его преследование.
 
С: Всё?
 
Х: Да.
 
С: По данному документу у сторон нет замечаний?
 
ВТ: Нет, просто я как гос. обвинитель не согласен с такими выводами, поскольку, согласно текста поручения, тут ни слова не говорится о том, что проехали, о преследовании до этого КПП соответствует полностью показаниям лиц, допрошенных в суде.
 
Х: Здесь согласен со стороной обвинения, что здесь указано «установить и допросить военнослужащих Грозненской военной комендатуры, принимавших участие в погоне». Однако из смысла п. 4 всё-таки усматривается «по обстоятельствам преследования». Т.е. если мы говорим на одном языке, то по обстоятельствам преследования, т.е. следователь в категоричной форме устанавливает, что ОМОН всё-таки осуществлял преследование.
 
С: Всё?
 
Х: Да.
 
С: По данному документу есть у сторон ещё что-то?
 
ИК: Нет.
 
Оглашается Т. 20 л.д. 55-73. Показания Ермолаева на судебном заседании.
 
С: По данному документу что-то будет?
ИК: Обращаю внимание суда, что в прошлом судебном заседании свидетель Ермолаев отказался от данных ранее показаний на предварительном следствии и дал показания в суде о том, что он эти показания давал под воздействием морального и физического давления со стороны работников прокуратуры, и также пояснил суду о том, что полностью о дне 15.01.03, что БТР на площади Минутка поломался и о том, что Аракчеева в тот день он не видел, и на БТРах его не было.
 
ВТ: В оглашённом не услышал, что Аракчеева не было.
 
ДА: Было и много раз.
 
С: Было, было. Надо прочитать?
 
ВТ: Нет, не надо.
 
ИК: л.д. 72. «В этот день Вы видели Аракчеева?» Ответ: «я его и сапёрную роту не видел». Адвокат Аракчеева Шибких была.
 
АГ: И ранее ещё есть.
 
С: Всё или ещё что? По данному документу у стороны защиты есть ещё что-то?... Пожалуйста, сторона обвинения.
 
ВТ: Я хотел бы обратить внимание на следующее обстоятельство: по словам свидетеля, он оставался в БТРе, при этом он присутствует на фотографии, представленной стороной защиты. Кроме того, данный свидетель утверждал о том, что Ефремов с ними в указанный день не выезжал, БТРы заехали в боксы и ехали на жёсткой сцепке. Вот на эти 4 момента я хотел бы обратить внимание суда.
 
С: Про фотографии, ещё что?
 
ВТ: Находился на ВОПе, место наводчика не покидал, Ефремов в указанный день не выезжал, по заезду заехали в боксы, по приезду на КПЗ, и БТРы были на жёсткой сцепке.
 
С: По приезду заехали в боксы, на жёсткой сцепке, ещё что?
 
ВТ: Всё. Вот на эти моменты прошу обратить внимание. В дальнейшем…
 
ЛТ: Ваша честь! Ещё то, что военнослужащего Королькова никто не ранил.
 
С: Кого?
 
ЛТ: Военнослужащего Королькова, т.е. Королёва.
 
Х: Ваша честь! Вот опять гос. обвинение немного искажает факты. Свидетель Ермолаев пояснил, что Ефремов не то, что не выезжал, а не выезжал на БТРе 226. Это раз. И во-вторых, про Королёва, насколько я услышал из оглашённого, не было и речи в протоколе судебного заседания. В протоколе чётко и ясно указано о том, что: «Вы слышали, что был ранен солдат Ефремов?» «Нет, не слышал» «Вы слышали, что стреляли в Ефремова?» «Нет, не слышал». Все вопросы идут про солдата Ефремова, про Королёва и речи нет.
 
ЛТ: В самом начале на вопросы Белова.
 
Х: Давайте ещё раз посмотрим.
 
С: Секретарь! Соблюдайте порядок в зале судебного заседания.
 
С: Перерыв 10 минут.
 
Перерыв.
 
 
[Аудиозапись 070514_5]
 
С: Продолжаем судебное заседание. По данному документу будут ещё какие-либо вопросы?
 
ДА: Вот по содержанию.
 
С: Пожалуйста.
 
ДА: Я обращаю внимание суда, исходя из тех возражений, которые нам любезно указало гос. обвинение, что действительно существенные противоречия в данных показаниях отсутствуют, а что касается непосредственно по предмету доказывания, то эти показания последовательны, непротиворечивы и увязываются с остальными показаниями свидетелей. А каков был полёт птиц, - это тоже, конечно, интересно для проверки памяти свидетеля, но не имеет отношения к предмету доказывания.
 
С: Всё у сторон?... Продолжаем. Пожалуйста, Ирина Викторовна, Вы там всё огласили?
 
ИК: Всё я огласила. Поручение прокурора Грозненского района я снимаю, потому что оно аналогично, которому было вынесено. Т. 1 л.д. 241-242. Оно аналогично тому, которое было вынесено прокурору ЧР. А там конкретно прокурору Грозненского района.
 
С: Всё огласили согласно Вашего списка?
 
ИК: Всё.
 
С: Ещё какие-то доказательства будут у стороны защиты сегодня?
 
АГ: Сегодня нет.
 
С: Т.е. предлагается перерыв до завтра: Завтра во сколько стороны планирует встретиться в поединке?
 
ДА: В 11 часов.
 
С: Не возражает сторона обвинения? У стороны обвинения что-то есть на сегодня?
 
ВТ: Да. Сразу не отложилось в памяти, требовалось время для того, чтобы посмотреть в материалах дела. Относительно протокола осмотра ПКМС, произведённого 27.01.03 лицом, не входящим в состав следственной группы…
 
ИК: Оперативной.
 
ВТ: Оперативной. Хочу пояснить, что данное следственное действие производилось на основании поручения прокурора Грозненского сельского района ЧР Калугина генералу Мокрицкому, где было указано, что прошу поручить подчинённым Вам работникам осмотреть оружие кал. 7,62 и 5,45 во всех прилегающих к местности подразделениях в/ч, изъять образцы.
 
С: Это где?
 
ВТ: Это т. 1 л.д. 92-93.
 
ИК: Уважаемый суд! На основании этого поручения прокурор Мокрицкий и создал оперативную группу, в которую включил Алимардонова, Гамзякова и третью фамилию я забыла, но про Логанёва нигде не сказано, что он входил в эту группу. Т.е. на основании этого Мокрицкий создал группу, в которую включил Алимардонова, Тихонова и Гамзякова. Он нигде не говорит о том, что в эту оперативную группу для осмотра пулемётов в в/ч он включил Логанёва. Нет отдельного поручения от прокурора Мокрицкого, чтобы Логанёв провёл данное следственное действие. И от следователя.
 
С: Пожалуйста, прокурор, что-то у Вас другое?
 
ВТ: Я говорил, что оперативная группа – это одно, дело передаётся для раскрытия преступления. Следственная группа – это другое совершенно дело, в соответствии с постановлением о создании следственной группы, и нельзя создать следственную группу, пока дело не поступило. Выполнялись отдельные следственные действия по поручению Кузнецова. Для того, чтобы сделать ещё дальше, нет никакой необходимости. Может выполнять любой прокурорский работник, кому непосредственно Мокрицкий поручил их производство.
 
Х: Хочу обратить внимание на резолюцию, наложенную прокурором Мокрицким. «Алимардонову. Подготовить распоряжение о создании оперативной группы».
 
С: Следственной тут.
 
Х: Следственной. Вот она. Эта группа и создана.
 
ВТ: Создана следственная группа.
 
Х: Но Логанёв не входил ни в какую группу.
 
ИК: В группу входили Васильев, Белов, Командресов, 6 человек.
 
Х: Он получает распоряжение, 17го создаётся оперативная группа и даже если была создана следственная группа, Логанёв не входил ни в одну группу, ни в оперативную, ни в следственную.
 
ВТ: Он входил в одну из групп.
 
ИК: Ну где отдельное поручении от руководителя группы прокурору?
 
Х: Вот прокурор подготовил резолюцию – создать оперативную группу. Распоряжение о создании следственной группы по исполнению данного поручения. Алимардонову. Он и составил. Вот и всё.
 
ИК: Алимардонов, Тихонов и Гамзяков.
 
ВТ: Следственная, оперативная группа.
 
Х: Давайте сделаем 10 минут перерыв, вернёмся к исследованию документов о создании
следственной группы, укажите мне, в какую следственную группу входил Логанёв?
 
ИК: Он ни в какую не входил.
 
Х: Он ни в какую группу не входил. По исполнению данного поручения, вот, наложена резолюция прокурором, ну ведь правильно же? И он поручает отдельное следственное действие, накладывает резолюцию Алимардонову, а никак не Логанёву.
 
С: Вам есть что ответить, прокурор?
 
ИШ: Для выполнения поручения, поступившего из прокуратуры, прокурор ОГВС не должен был вообще создавать ни оперативных, ни следственных… не требуется вообще создание никаких групп для выполнения поручения.
 
С: Какого поручения?
 
ИШ: Прокурор Чечни направил, л.д. 92-93 поручение прокурору ОГВС, и для выполнения этого поручения не требовалось создание никаких групп.
 
Х: Совершенно верно! Оно не требовалось. Но он её создал, вот! Написано. Вот резолюция и тут написано, кому он это действие.
 
ИШ: Проведение следственных действий Королёвым, который не входил в эту следственную группу, не является нарушением.
 
Х: Распоряжение по исполнению данного поручения товарищу Алимардонову, вот, написано! Я ж не придумал это от себя! Вот стоит резолюция о создании оперативной группы, ой, следственной группы.
 
ИК: Он неправильно Мокрицкий тут указал, не о создании следственной группы, ещё дела у них не было. Нужно было писать «о создании оперативной группы».
 
Х: Тем более, дело ещё в производстве не было в прокуратуре ОГВС. Он мог любого сотрудника вызвать как единоначальник и дать ему распоряжение выполнить такое-то следственное действие. Но прокурор поступил иначе, он отдал распоряжение Алимардонову.
 
ИК: Просто он ошибся, Мокрицкий, о создании не следственной, а оперативной группы.
 
С: Всё? Не ругаетесь?
 
Х: Да мы не ругаемся. Наиболее объективно и полно рассматриваем и всё.
 
ИК: Но основании этого, уважаемый суд, по решению прокурора Грозненского района Калугина, не Кузнецова, это прокурор ЧР, а прокурор Грозненского района был Калугин.
 
ВТ: Я и огласил Калугин.
 
ИК: Кузнецов Вы сказали. И он создаёт на основе этого поручения оперативную группу в составе сотрудников ОГВС: Алимардонов, Тихонов, Гамзяков, нигде не сказано про Логанёва, и кто ему поручал проведение осмотра пулемётов.
 
А: Ваша честь! Хотелось бы заметить один нюанс. По словам противной стороны получается так, что следователь Логанёв без какой-либо бумаги, без каких-либо поручений пришёл в в/ч 3186 и стал осматривать оружие, пулемёты. Не обосновывая, зачем он туда пришёл, как он туда пришёл, почему, на основании какой бумаги и т.д. Это как называется? Я считаю, что это незаконные прямые действия следователя. Это незаконные прямые действия прокурора, который направил, может быть, по устному распоряжению этого следователя в в/ч. Это что такое? Это произвол какой-то. В этом надо разбираться и служебное расследование какое-то проводить.
 
ДА: Кроме того, следователь не просто пулемёты осматривает, он их отстреливает, гильзы в конверт упаковывает, потом эти гильзы изымает, проводит следственные действия. Я уж не говорю о том, что отдельное поручение даётся всегда, другой вопрос, всегда эти отдельные поручения, даже если они даются кому-то в другой город, они же вкупе к делу приобщаются, а здесь и следов их нет.
 
С: Всё?
 
А: Необходимо его сделать и приобщить завтра, так же, как постановление по Юнусову по возобновлению уголовного дела.
 
С: Сторона защиты всё?
 
ИК: Да.
 
С: У стороны обвинения что-то есть?
 
ВТ: Ваша честь! Не вступаю в диспут просто.
 
С: Правильно, правильно.
 
ВТ: Беспочвенно абсолютно. Все стороны слышали, для чего издавалось поручение, поэтому нет необходимости оценивать.
 
А: Да тут оценки нет никакой абсолютно именно о том, что данный следователь никем не был назначен на данное следственное действие, никем не уполномочивался, и из этого протокола видно, что он просто пришёл в в/ч по своей инициативе, стал злоупотреблять служебными полномочиями, отстреливать автоматы и производить осмотр оружия.
 
ДА: Вообще как доступ к оружию получил?
 
А: Нарушил боеспособность в/ч.
 
 
С: Хочу обратить внимание Сергея Владимировича, что есть такое в УПК «соблюдение регламента».
 
А: Да, ваша честь.
 
С: Предусмотренное не просто так, ст. 257 УПК РФ. Этот регламент предусматривает Ваше выступление с разрешения председательствующего. Вот это хотелось бы обратить внимание.
 
А: А я с разрешения председательствующего. Я просил разрешение…
 
С: Ну если Вы спросили и, не дождавшись ответа, начали выступать, это не значит, что такое разрешение было Вами получено. Потому что получение разрешения предусматривает инициативу председательствующего. Т.е. председательствующий сказал «пожалуйста». Всё, значит он Вам разрешил. Понятно, что вопрос животрепещущий для Вас, поспокойнее и в рамках рабочего режима.
 
А: Понял, Ваша честь. Разрешите тогда повторить слова с Вашего разрешения?
 
С: Уже записано в протокол, не стал Вас прерывать, а то вдруг забудете, мысль уйдёт.
 
А: Спасибо, Ваша честь.
 
С: Имеется в виду на будущее.
 
А: На паузу, чтобы получить разрешение.
 
С: Ну можно и так. Всё у сторон? Есть ещё? Тогда на этой благостной мысли позвольте…
или есть ещё что?
 
Х: Ваша честь, 2 минуты, разрешите?
 
С: Может перерыв сделать?
 
Х: Нет.
 
С: До завтра не ждёт, совсем?
 
Х: Согласен.
 
С: Тогда объявляется перерыв до 11 часов завтрашнего дня.
 
Перерыв