«На мой взгляд, первопричиной оправдания послужило отправление правосудия не на территории Чеченской Республики, а также недопонимание присяжными по данному уголовному делу воли моего народа»

Президент Чеченской Республики Р.А. Кадыров

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
16239 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

Андрей Борцов. ДЕЛО АРАКЧЕЕВА. Часть 2.

Часть 1.

А СУДЬИ ЧТО?

Можно смело утверждать, что россиянский судья модели «цыбульник» не выносит решение, а озвучивает его. Он ничего не решает вообще. Это, по сути не судья, а так— глашатай на побегушках. Чиновник, зачитывающий ранее вынесенное решение. И таких судей все больше и больше.

Но отвлечемся ненамного.

Сейчас многие пишут про слабость власти, про всякоразных пассионариев с гор, коррумпированных чиновников, «кремлядь» и проч. Мол, русские ослабели и сильные народы их потому забижают.

Мол, развал начал еще Горбачев, затем продолжил Ельцин… Кстати, получается наглядно: Горбачев запустил процесс развала вооруженных сил Союза, Ельцин продолжил линию экономическими методами, так как ресурсов со времен СССР еще хватало, а сейчас армия уже лишается государственной поддержки.

Но дело не в том. Не стоит думать, что «наверху» способны только на одноходовки.

Да, по отношению к «маленьким, но очень гордым» народам с 1991 го года действует принцип «разрешенной крови».

Тогда, в 1991 м, дудаевцам позволили убить наблюдавшего на площади за «зикром» (местный массовый боевой танец— А. Б.) офицера КГБ; перед Новым Годом кадыровцам принесли в жертву Аракчеева. Между этими событиями— несколько широко известных и множество неизвестных никому, кроме тех, кто попал в «шестеренки системы», их друзей и родственников.

Проблема в том, что «разрешенной» крови всегда мало. К чему это постепенно приведет— очевидно.

Но дела Аракчеева, Ульмана, Буданова и так далее— это вовсе не слабость власти. Помните инсценировку «чистки от грузин»? Конечно, то был фарс, но, тем не менее, он показал, что проблемы то нет. Надо только дать команду. А вот команду никто и не даст.

Потому что такой «прикорм чечен русскими»— это осознанная политика. Чеченам сейчас дается много преференций— см. Приложение. Причем там— только свежее и наглядное, а всякая цифирь типа «сколько денег вбухано в Чечню» легко ищется в интернете.

Задача стоит простая: мат русским в два хода.

Некогда русская правящая «элита» увидела Русского Мужика с Топором. Сначала (в 1917 м и ещё несколько лет после) мужик этим самым топором рубил головы, затем поуспокоился и начал с его помощью строить. В ходе этого оказалось, что «элита» вида «ротанус по Пелевину» как то и не нужна. Поэтому жиды, после смерти Сталина, постепенно доведя СССР до состояния, когда (как очень верно кем то сформулировано), «страну за джинсы продали», получила безграничную и безнаказанную возможность т. н. «приватизации», выхода на спекулятивные рынки, возможность «сесть на трубу» и т. д.

Примечание. Во избежание непонимания цитирую понятие «жиды»— по Мухину:

«… человек больше чем животное. Природа дала ему способность подавлять инстинкты в случаях, когда человек служит Великой Цели— той цели, ради которой он готов жить и ради которой готов умереть. Это первый класс людей, это и есть собственно люди, а не человекоживотные, и давайте их так просто и назовем— Люди.

Второй класс— обыватели. Их цель в жизни, как и у животного,— в воспроизводстве рода. Они собственных Великих Целей не имеют и всегда находятся под внешним влиянием: поступают «как все»…

Третий класс самый страшный. Это класс людей, у которых цель жизни в удовлетворении своих животных инстинктов. Эти люди страшнее животных, поскольку животное удовлетворяет свои инстинкты ровно настолько, насколько это требуется для его цели— воспроизводства вида.…

В отличие от животных, люди третьего класса не знают меры в получении удовольствий от удовлетворения инстинктов: они совокупляются, но не имеют детей, т. е. совокупляются только ради совокупления; они ради спасения собственной жизни или даже ради удовлетворения естественных надобностей готовы убить кого угодно; для удовлетворения последнего инстинкта они гребут под себя больше, чем могут усвоить, даже если другие вокруг умирают. Инстинкт лени у них гипертрофирован: они ненавидят работу в принципе и стараются жить за счет других людей. В том, что такие люди есть, сомневаться не приходится, чтобы в этом убедиться, кому то достаточно посмотреть в зеркало, остальным, в крайнем случае, включить телевизор: сегодня на экране правят бал организмы именно третьего класса.

Как их назвать? Сами себя они называют людьми, но надо ли остальным их так называть? Ведь это вносит путаницу и не дает возможности понять происходящее.

Назвать их животными? Но ведь настоящие животные далеко не такие. Может быть, из за их стремления брать, ничего не давая, назвать их халявщиками? Но халявщик не обязательно имеет цели людей третьего класса. И я решил назвать их жидами».

Цель жидов очень простая: паразитировать. Но паразит сейчас пошел современный, цивилизованный и умный— понимает, что на дикарях особо паразитировать не получится. Чтобы слатенько паразитировать, нужно иметь работящего «носителя». Чтобы тот производил в поте лица, да еще изобретал что нибудь для повышения «гедонистичности» бытия. Паразиту ведь уже хочется не просто кусок мяса, а какое нибудь фуа-гра с трюфелями и «изподприподвывертом». И гламурный бантик сбоку— всенепременно.

Русские на роль «носителя» подходят идеально— народ работящий, изобретательный. В предновогодней статье на АПН «Придите и володейте нами» эта концепция расписана нагло «в лоб»:

«… есть сферы деятельности, в которых бездарность или неспособность ими заниматься имеет критическое значение. В этих случаях можно говорить о национальной неполноценности народа.

Русские в этом отношении народ уникальный.

Они вполне способны к тем формам социальности, которые позволяют вести научные исследования. Они также способны к высоким проявлениям культуры. Нельзя сказать и того, что русские нравственно неполноценны, хотя есть народы, о которых это можно сказать (избавьте меня от требований привести примеры, я не буду этого делать: всякий компетентный человек знает, что нравственный уровень разных народов сильно отличается— есть безнравственные народы). Русские— нравственный народ, хорошо понимающий, что такое добро и зло, хотя и не всегда следующий добру.

Тем не менее, у русских есть фатальный дефект, фактически ставящий крест на возможности их самостоятельного развития— они не способны к сколько нибудь сложной и творческой административной и управленческой деятельности.

Разумеется, я не хочу сказать это обо всех русских: талантливые администраторы и управленцы попадаются и среди них, но их количество намного ниже, чем среди прочих народов.…

Все просто. Необходимо признать организационную бездарность русских и заняться формированием нерусского управленческого слоя, который взял бы на себя все задачи по управлению страной.

…русскими всегда управляли, управляют и будут управлять инородцы. Немцы, евреи, даже кавказцы, то есть любые народы, органически способные к управленческой деятельности…».

Как видите, простая двухходовка.

Ход первый. Русских надо окончательно сломить, разобщить, сломать хребет. Чтобы работали и не роптали. Для этого очень хорошо подходит устрашение отморозками-террористами, с одной стороны, и направленность кривосудия— с другой.

Посыл простой: русские, терпите и разобщайтесь! А если кто будет что то там такое о русских говорить, того— по 282 й немедленно!

Из свежего.

В Петербурге вынесен приговор 58 летнему военному пенсионеру, капитану первого ранга в отставке, действительному члену Академии военных наук, автору более 150 научных трудов, профессору, доктору наук Никольскому Владиславу Ивановичу!

Ему вынесли обвинение по статьям 280 УК РФ (покушение на публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя РФ) и 282 УК РФ (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды) и дали один год колонии-поселения.

Под арест он был взят прямо в зале суда.

«Сотрудниками УБОП из типографии в Парголово был изъят тираж брошюры (500 экземпляров), отпечатанный по заказу подозреваемого (на тот момент). Брошюра называется «Что делать сейчас (Программа-минимум русского народа)».

Вот что написали по поводу содержания брошюры на сайте

«В брошюре русским советуют иметь оружие», «Правоохранительным органам советуют действовать не по закону, а по «русской справедливости». Русская православная церковь упрекается в неагрессивности к врагам веры. Заканчивается брошюра так: «Бесплатно. Прочитал— передай другому”».

Конечно же, русским нельзя давать оружие. Оружие должно быть исключительно у «мирных жителей Чечни», а русские— уже через одного фашисты и националисты.

И очень показателен пассаж про «нельзя по справедливости»! Ага, надо по закону— причем так, как делают всеразличные цибульники. В Питере, кстати, та же модель сидит— адвокату не дали даже копию этой брошюры. Даже адвокат не смог с ней ознакомиться, чтобы хоть примерно себе представлять, за что судят его подзащитного.

Сейчас, так сказать, осваиваются суды. Процитирую в сокращении статью Максима Удалова, которая так и называется: «Освоение суда» (опубликована АПН).

«Офицерам вменили три убийства, а не хулиганку и не карманные кражи. Возникает вопрос: а почему дети гор не попробовали достать «виновных» этнически своеобразными способами, исторически принятыми в Чечне?

Храбрые, но пожелавшие остаться неизвестными джигиты; кровная месть по благородному закону гор; падкие на сенсации СМИ, которые «мессидж до пипла донесут”(message-англ. сообщение; people-англ.-люди, прим. ред.)); и несколько десятков килобаксов на обеспечение всей операции, включая получение установочных данных на самих обвиняемых и их родственников до седьмого колена…

Так ведь нет, возились с судом присяжных раз, судом присяжных два, судом без присяжных три— и теперь будут возиться, футболя кассацию. Расходы на обеспечение этой возни и в денежном, и в административном выражениях несопоставимо выше, нежели на упомянутый ранее этнически своеобразный подход.

Выбор столь затратного способа «донесения» говорит по меньшей мере о том, что чаемые выгоды от случившегося эти затраты должны отбить.

Место суда в государстве понятно— это обособленное учреждение власти, исполняющее функцию разрешения конфликтов между подданными и их объединениями.

Но что есть суд для самих подданных, для нас с вами?

Изначальная идея суда— задолго до полковника Кольта— заключалась в том, чтобы более или менее уравнять возможности людей в возмездии друг другу. И делалось это не в силу каких то возвышенных соображений, а в качестве средства рутинной профилактики крупных неприятностей.

Представьте себе уже не слишком первобытное племя. Крупный мужик чмырит мелкого мужика, отнимает у него еду и всячески затрудняет существование. Мелкий мужик, конечно, может взять дубину, чтобы отмахаться, но крупный, естественно, возьмет дубину еще побольше. В результате мелкий мужик будет вынужден компенсировать свои физические недостатки тактикой. Подстережет оппонента у выгребной ямы и ахнет по затылку в момент раздумий о высоком. А для предупреждения последствий добьет, лишив племя сильного охотника. Племени и лично вождю такое нужно? Не говоря уж о сценариях, в которых излишне фрустрированная жизнью омега бросает в деревенский колодец куски тухлого мяса…

То есть суд,— как ритуал, обряд, установление, учреждение— был нужен человеческому сообществу для того, чтобы предотвратить крупный ущерб, наносимый неконвенционными средствами. Лишить человека процентов на обиду.

При этом не стоит обманываться словами о «справедливости», «правосудии» или, смешно сказать, «беспристрастности», относимыми к суду. Известная русская пословица «Закон— что дышло…» всегда и везде было и будет более корректным описанием ситуации. Но можно назвать главный признак сколько нибудь работоспособной судебной системы: ущерб от человека человеку, санкционированный судом, остается намного меньше ущерба, который угрожает в случае отсутствия санкции суда или непризнания такой санкции.

Итого, в сухом остатке: для общества, для подданных, суд— это оружие. Конечно, несколько отличающееся от лома или нагана, но именно что специализированное средство причинения ущерба окружающим.

Кроме того, такое положение, как и было сказано, приносит неоспоримые дивиденды. Например, когда в той же Кондопоге доходит до практики «выдачи чеченской общиной подозреваемых»— это фундаментально отличается от безыскусного «занести денег». Это уже индикатор положения дел, при котором российское правосудие в принципе не способно нанести вред определенным группам населения. Справедливо заслуженный вред в том числе.

«Дела» Ульмана и Аракчеева показали, что на смену этапу обезвреживания суда как оружия пришли этапы его захвата и освоения.

Раньше условный «гамидов», нагадив в нашей среде обитания так, что не отвечать за это было невозможно, просто любопытствовал о прейскуранте. Скажем, убийство русского в городе Н. стоило N зеленых, в городе М.— M евро и так далее. Механика принятия нужного решения «гамидовых» не интересовала.

Здесь же мы имеем дело со скоординированной и продуманной кампанией, направленной не на избежание последствий собственного поступка, а на получение заранее заданного результата.

Хорошо, ответят мне, но все же— мы то тут при чем? Аракчеев попал под зряшную раздачу на высочайшем уровне: «воля чеченского народа», особое постановление Конституционного суда

И опять мне возразят: так ведь мы же ходим, потупив глазки, оружия у нас нет, за Ульмана с Аракчеевым— вон сами почитайте!— не вступаемся и даже всецело их осуждаем… нас то за что?

Да за то же, за что и русских в Чечне. За то, что у вас есть, что отобрать, и за то, что вам нечем защищаться.

«Освоение суда» открывает перед местными диаспорами технологии рейдерства, которые в принципе отличаются от нынешнего модуса операнди «купи-продай-откупись».

У вас, граждане, есть квартиры, приобретенные по закону. Есть машины, приобретенные в кредит. Есть свои бизнесы, от мелких— до не очень мелких. Есть «положение в обществе», что бы под этим ни понималось.

Здесь полагается прозвучать возражению «уж со мной то этого случиться никак не может», «меня нельзя».

Косовские сербы долго так считали. Русские в Чечне тоже.

Просто прикиньте, за что к вам может прикопаться освоенный «волей» какого нибудь народа суд. И даже если «все бумаги в порядке», все равно подумайте, что у вас можно отобрать, если очень хочется. Потом оцените количество и качество помощи, которую вы в таком случае сумеете собрать. Для себя, любимого, про которого даже в районной газете не напишут».

Правительство эРэФии не «прогнулось» перед чеченцами, они рассчитывают при помощи чеченцев окончательно сломать хребет русским.

А вот вторым ходом будет ликвидация вайнахов и им подобных. Зачем конкуренты? Мавр работу сделал, мавр должен уйти. Тем более, если мавр привносит в уютненький мир какой то варварский бардак и непредсказуемость.

Отслужили, ребята,— и хватит. Работать то не приучены, а торговать и управлять «под себя» паразиты умеют и сами (а прибылями делиться не любят),

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Безрадостная картина нарисовалась? Не спорю.

Однако «элита» уже совершила ошибку. Которую уже не исправить.

Вспомните русскую историю с древнейших времен— обнаружится интересная закономерность.

Русские всегда плохо выделяли врагов «внутри». Да, позволяли править инородцам— вспомните хоть бироновщину, хоть засилие неруси среди большевиков в революцию и позже. Увлекались Идеями, инспирированными извне, и шли буквально брат на брата— достаточно вспомнить гражданскую войну, а местами— и Великую Отечественную.

При таких условиях паразитам легко сидеть на шее и время от времени науськивать в нужном направлении.

Но ситуация разительно меняется, если враг— внешний. Вот тут он, даже если в начале побеждает, рано или поздно отгребает по полной. Хоть псы-рыцари, хоть шведы, хоть французы, хоть немцы. Хоть кто. И тех же чечен и крымских татар переселяли (все же Сталин был слишком гуманен). И Ермолов с кавказцами нужный язык быстро нашел…

Сейчас мы имеем ситуацию, в которой все больше и больше русских считают кавказцев, азиатов и т. д. именно что чужими. Это раньше все были в СССР и русские наивно пытались воспитать «нового советского человека». А сейчас у нацменов есть либо свои государства, либо, формально оставаясь на территории РФ, de facto вытесняют русских со своих мест обитания. Причем— не только с мест своего исконного обитания, но и с русских территорий. Пройдитесь ка по современной Москве!

Россию умом не понять (с), и если оксюморон (сочетание семантически контрастных слов— прим. ред.) «православный атеист» является вполне устойчивым самоопределением, то варианты «нацизм— это плохо, но всех [cenzored] надо [cenzored] отсюда, а кто против— расстрелять»— это вполне по русски. Причем, чем дальше, тем больше русских,— даже простых обывателей,— становится на эту позицию.

Так что вариантов нет: будущее принадлежит нам!

ПРИЛОЖЕНИЕ

Власти Чеченской Республики имеют очень серьезные претензии к Министерству обороны России

Многочисленные претензии чеченских властей к российским военным cтали настолько обыденным явлением, что никого ими особенно не удивишь. Но сегодня, похоже, вопрос «о российском военном присутствии» в Чечне собираются закрыть окончательно. Дело в том, что согласно сообщениям СМИ, в арбитражном суде Чечни началось рассмотрение дела по иску правительства республики к Министерству обороны РФ, которое обвиняется в незаконном захвате земель. Первое заседание состоялось 15 января.

Интрига данного вопроса заключается в том, что в декабре 2006 года Рамзан Кадыров, бывший на тот момент премьер-министром Чеченской Республики, подписал распоряжение, позволяющее военным занять земельные участки площадью 22 миллиона квадратных метров в Веденском и Шатойском районах республики (населенные пункты Борзой, Ведено, Шали, Ханкала). В начале 2007 года представители Минобороны РФ зарегистрировали право собственности и право бессрочного пользования на эти участки. Но уже в феврале 2007 года Рамзан Кадыров, ставший к тому моменту исполняющим обязанности президента республики, отменил свое распоряжение.

Мотивация чеченской стороны следующая: представители Россвязьохранкультуры по Чечне, выступающие со стороны истца, утверждают, что размещение на указанных территориях полигонов нанесет ущерб сельскому хозяйству, а также историческим и культурным памятникам, расположенным в этих районах. На это ответчики вполне резонно возражают, что им не сообщали, где на территории занимаемых ими участков расположены охраняемые земли, а также отметили, что к таможенникам, находящимся на той же территории, у правительства претензий нет. Более того, военные убеждены, что спор хозяйствующих субъектов умышленно превращен в показательный процесс против Минобороны России. В этакое продолжение и логическое завершение дел Буданова, Ульмана и Аракчеева.

Общественность Чечни требует отменить оправдательные приговоры военным преступникам

Чечня, Грозный. (Региональное общественное движение «Чеченский комитет национального спасения».) 19 декабря с 11 до 13 часов в центре Грозного сотни людей, в большинстве своем родственники и близкие убитых российскими военными граждан Чеченской Республики (дело Ульмана, Аракчеева— Худякова и другие), провели митинг. Главное требование собравшихся— недопущение оправдательных приговоров в отношении российских военных, которые, ссылаясь на выполнение приказов начальства, совершали, по сути, военные преступления на территории Чечни.

Правозащитникам Чечни необходима поддержка журналистов

В информационном агентстве «Грозный-информ» состоялась пресс-конференция, приуроченная к завершению процесса по делу офицеров внутренних войск МВД РФ Евгения Худякова и Сергея Аракчеева, которым было предъявлено обвинение в похищении человека и убийстве троих мирных жителей Чечни. Слушание проходило в Ростове-на-Дону в Северо Кавказском окружном военном суде.

Слушание, которое на этот раз завершилось обвинительным приговором, проходило уже в третий раз. Дважды военнослужащие были оправданы присяжными и дважды Военная коллегия Верховного суда РФ отменяла вердикт и возвращала дело в суд на новое рассмотрение. В апреле 2006 года Конституционный суд РФ постановил, что особо тяжкие дела по преступлениям, совершенным на территории Чечни, должны рассматривать военные суды без участия присяжных.

Как отметил в своем выступлении председатель правозащитного Центра ЧР Минкаил Эжиев, именно тот факт, что на этот раз дело рассматривалось профессиональными судьями и сыграл решающую роль.

— Дел, подобных этому, у нас тысячи, но получивших общественный резонанс немного. Уверен, что это— только начало, и в дальнейшем процессы, заканчивающиеся такими вердиктами, станут закономерностью,— сказал М. Эжиев.

Журналистов интересовали вопросы, связанные с ходом следственных мероприятий по делу и ходом самого судебного процесса. Потерпевшие и их представители подчеркнули, что было очень трудно довести дело до логического конца, мало чувствовалось информационной поддержки со стороны республиканских СМИ и почти не наблюдалось общественного резонанса.

— Мы должны понимать, что без поддержки гражданского общества и информирования происходящего в подобных случаях очень трудно, а иногда почти невозможно добиться наказания для преступников. Это в основном связано с тем, что общественное мнение до сих пор предвзято относится к преступлениям, совершенным на территории Чеченской Республики в ходе двух военных кампаний. Есть те, кто продолжает считать, что военные преступления можно оправдать исполнением, якобы, воинского долга. Но приговор военного суда (17 лет лишения свободы для Худякова и 15 лет для Аракчеева) доказал обратное.

В завершение встречи участники пресс-конференции и представители республиканских СМИ договорились о том, что для освещения следующих подобных процессов будут использованы все имеющиеся у журналистов ресурсы.

В столице Чечни одну из улиц назвали в честь роты погибших в бою с боевиками псковских десантников, сообщает пресс служба мэрии города. 23 / 01 / 2008 г. РИА Новости.

«В целях увековечения подвига бойцов 6 ой десантной роты, вставших 29 февраля 2000 года на пути многочисленной банды боевиков, распоряжением главы администрации Грозный улица 9 я линия переименована в улицу 84 х псковских десантников»,— говорится в пресс-релизе.

Бой под Улус-Кертом в Шатойском районе, в котором десантники больше суток сражались с ваххабитами, стал символом воинской доблести, отмечается в документе.

В конце февраля 2000 года 90 десантников 6 й роты 104 го полка Псковской дивизии ВДВ под Улус-Кертом противостояли натиску около двух тысяч боевиков Хаттаба. Всего в бою погибли 84 военнослужащих, в том числе 13 офицеров. Потери боевиков составили, по разным оценкам, от 500 до 700 человек».

Ну что на это сказать? Как заметил Владимир Тор: «Вопрос не в том, чтобы в Грозном была улица Псковских десантников, а в том, чтобы в Москве не было улицы Кадырова».

И ПОСЛЕДНЕЕ

Если политики сдают армию, то рано или поздно армия пойдет в политику.
 

Источник