«Они имеют такое же право на суд присяжных, как любые другие граждане. Значимость решения, принятого третьим судом, принижается после двух оправдательных решений»

Заместитель председателя комитета по безопасности Государственной Думы В.И. Илюхин

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
16239 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

Марина Юденич: Как обманывают Президента

Повторюсь: в студии Pravda.ru мы с Дмитрием Аграновским очень коротко и конспективно прокомментировали ответ начальника 1 отдела управления Главной военной прокуратуры полковника юстиции Белоусова, направленный сразу четырем адресатам - В. Колесникову, В. Аракчеевой, Д. Аграновскому и М. Юденич. С большой долей вероятности предполагаю, что тот же ответ лёг на стол Д. Медведева.

Ниже - привожу полный текст ответа и развёрнутый комментарий Д. Аграновского (его слова выделены красным цветом), из которого можно сделать только два вывода: первый - полковник юстиции Белоусов с делом лейтенанта Аракчеев не знакомился вовсе и добросовестно заблуждается; второй - полковник юстиции Белоусов с делом знаком и вводит в заблуждение своих адресатов вполне сознательно. Что - в этой связи - лучше для полковника юстиции Белоусова - решайте сами.

«Ваше обращение от 10.11.2011 в адрес Генерального прокурора Российской Федерации в интересах осуждённых Аракчеева С.В. и Худякова Е.С. поступило в Главную военную прокуратуру и рассмотрено.

Установлено, что приговором Северо-Кавказского окружного военного суда от 27.12.2007, оставленным без изменения определением Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 28.08.2008, Аракчеев и Худяков за совершение преступления, предусмотренного п.п. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Худяков, кроме того, за совершение преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 и ч. 1 ст. 167 УК РФ, осуждены законно и обосновано.

Выводы суда основаны на показаниях непосредственных очевидцев преступления, которые подробно рассказали об обстоятельствах убийства Аракчеевым совместно с Худяковым трёх местных жителей на территории Чеченской Республики, а также на показаниях иных свидетелей, заключениях судебных экспертиз и других материалах дела».

Непосредственных очевидцев убийства Аракчеевым кого бы то ни было нет и никогда не существовало. Ни один свидетель никогда, ни на какой стадии процесса не показывал, что видел, как Аракчеев кого-то убивал. Нет также иных свидетелей, которые это бы подтверждали.

«Кроме того, на первоначальном этапе следствия Аракчеев в присутствии адвоката признал своё участие в указанном преступлении, подтвердил эти показания при проверке показаний на месте с применением видеозаписи и на очной ставке с Худяковым».

В деле не существует показаний, в которых Аракчеев признавал бы свое участие в указанном преступлении – ни на какой стадии уголовного процесса.

«Поскольку данные показания осуждённого в деталях согласуются с другими доказательствами по делу, суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора».

Других доказательств вины Аракчеева в деле нет. В данном случае прокуратура всего лишь излагает свое мнение. По нашему мнению, алиби Аракчеева не подлежит какому-либо сомнению, доказано свидетелями и документами.

«Приведённые в Вашем обращении доводы о невиновности Аракчеева ранее тщательно исследовались судами первой и кассационной инстанций, и им дана надлежащая оценка».

Говорить о тщательности не приходится, так как в ходе судебного процесса судом не было удовлетворено ни одного сколько-нибудь существенного ходатайства защиты. До 5 марта 2007 года Аракчеев, фактически, вообще был без защиты, так как на предварительном слушании был незаконно арестован и его интересы представлял адвокат, с которым ни Аракчеев, ни кто-либо из его доверенных лиц соглашения не заключали. За этот период судом были «исследованы» почти все «доказательства» обвинения. Об объективности кассационной инстанции говорить не приходится, так как председательствующим по делу при рассмотрении в кассационной инстанции был полковник юстиции судья Крупнов Игорь Владимирович, который до октября 2007 года был заместителем Председателя Северо-Кавказского окружного военного суда.

«Показания допрошенных в суде по инициативе стороны защиты отдельных свидетелей о нахождении Аракчеева в момент совершения преступления в другом месте, а также исследованные документы войсковой части 3186 об этом (выписки из приказов командования, журнал боевых действий и др.) в существенных деталях противоречили друг другу и иным установленным значимым обстоятельствам дела, вследствие чего правомерно признаны судом недостоверными».

«Отдельными свидетелями» являются свидетели Нуждин М.В., Задёра А.В., Марчев А.А., Бражников С.А., подполковник Тигишвили Н.Т., подполковник Перпелюк С.М., подполковник Пруссаков М.Н., Степанов В.С., Никифоров С.М., Юдин В.А., Свиридов Э.И., Айкин Н.С., Милов Д.А., Головин А.А., Чурин А.А., Искалиев Е.А., Макарченков С.М., Зайцев Р.А., Стрелец Д.В., Матвеев А.В., Тимофеев А.Е., Першин О.Н., майор Скачков А.М., подполковник Новик Ю.Е., подполковник Сизов А.В.

При этом, в это число входят все военнослужащие (кроме свидетеля Цупика, бывшего на следствии подозреваемым) из экипажа БТР А-226, которые на следствии вынуждены были оговорить Аракчеева и Худякова, отказались от своих показаний на следствии, подробно в нескольких судебных процессах объяснив, как именно и под влиянием какого именно насилия они были вынуждены подписать на следствии соответствующие протоколы. Эти военнослужащие в период дачи ими показаний насильно удерживались в Чечне также, фактически, в статусе подозреваемых.

Исследованные документы войсковой части 3186 об этом (выписки из приказов командования, журнал боевых действий и др.) – полностью согласуются между собой, подтверждая устойчивое алиби Аракчеева. Представленные документы полностью согласуются между собой и с показаниями свидетелей.

Так, согласно протоколу осмотра журнала выхода машин от 18.01.2003, «15.01.2003 года БТР А-208 и А-211 выезжали три раза в периоды с 7.20 до 9.30, с 10.20 до 12.20 и с 14.20 до 15.25. Старшими являлись Аракчеев и Берелидзе.» Приказ о придании Аракчеева С.В. экипажу Худякова С.В. в деле отсутствует.

В выписках из приказов командира 2-го Полка Особого Назначения Егорова Е.А. №016 от 14.01.2003 и №017 от 14.01.2003 в ПВД (пункт временной дислокации) г.Грозный указано, что на 15.01.2003 Аракчееву С.В. была поставлена задача на выход в качестве командира на инженерную разведку (разминирование) на БТР А-208, с группой прикрытия на БТР А-211 под командованием капитана Берелидзе П.Г. Согласно выписке из Журнала боевых действий войсковой части 3186 №913-С на 15.01.2003 года, эти решения командира были выполнены.

«Выводы экспертов-баллистов, производивших исследование изъятых в ходе предварительного следствия стреляных гильз, о невиновности осуждённых не свидетельствуют, поскольку гильзы были обнаружены не на месте преступления, а в других местах, вследствие чего исключены из числа доказательств по делу».

В Заключении баллистической экспертизы №143/03 указано: «Представленные стрелянные гильзы от 7.62 патронов, 9 мм патронов, 5.45 патронов обнаруженных на месте происшествия и при дополнительном осмотре места происшествия, стреляны не из ПК №ТГ-158-1995 (пулемет Цупика - Д.А.), АС «ВАЛ» LE 0259 (автомат Худякова - Д.А.), … АКС-74М №7882965 (автомат Аракчеева - Д.А.)."

«Согласно заключению эксперта-криминалиста имевшиеся повреждения водительского удостоверения и талона о прохождении техосмотра, изъятого из одежды потерпевшего Янгулбаева, не исключают их образование в результате выстрела из автомата АКС-74, которым был вооружён Аракчеев».

В ч.1 раздела «Исследование» Заключения криминалистической экспертизы №112/03 (т.9 на л.д.154-157 с фототаблицей) указано, что размер отверстия в представленном на экспертизу водительском удостоверении на имя Янгулбаева С.С. и пластиковой обложке от этого удостоверения, составляет 17 на 8 мм. На водительском удостоверении, как видно из абз.5 ч.1 раздела «Исследование», обнаружены следы меди, что характерно именно для боеприпасов к огнестрельному оружию калибра 7.62.

На приложенной к Заключению фототаблице видно, что пробой в пластиком свидетельстве о регистрации ТС оставлен пулей калибра не менее, чем 7.62. Желающие могут померить линейкой.

«В ходе осмотров трупов при их эксгумации получены необходимые для исследования фактические данные, выводы экспертов научно обоснованы. Заключения по огнестрельным повреждениям правомерно даны – врачом судебно-медицинским экспертом. Версия о наличии в теле Янгулбаева пули, выпущенной не из оружия осуждённых, была исследована судом первой инстанции и обоснованно отклонена ввиду своего не подтверждения».

Эксгумация трупов по делу никогда не проводилась. Вскрытие трупов никогда не проводилось. Проводился лишь наружный осмотр трупов непосредственно в могиле через 4 месяца после захоронения. Версия о наличии в теле Янгулбаева пули, выпущенной не из оружия подсудимых, вообще никак не исследовалась. Ходатайства об извлечении этой пули и ее исследовании в ходе третьего суда отклонены.

"Уничтожение одежды погибших не опровергает совокупность доказательств, подтверждающих причастность Худякова и Аракчеева к их убийству».

Действительно, одежда погибших, основной объект исследования при огнестрельных ранениях, была оперативно, сразу же по обнаружении трупов, уничтожена и никогда не исследовалась.

«Вопросы обоснованности отказа председательствующим по делу стороне защиты в допуске в судебное заседание специалиста в области медицины, приобщении к материалам уголовного дела медицинских заключений исследовались в суде кассационной инстанции, им дана надлежащая оценка. Отсутствовали основания и для оглашения показаний пяти свидетелей защиты, которые не явились в суд».

Специалисты в области медицины были не допущены председательствующим по делу судьей незаконно, в нарушение ст.271 УПК РФ, отказано в приобщении медицинских заключений также незаконно. Эти вопросы подробно разъяснены, например, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Показания, об оглашении которых ходатайствовало обвинение, были оглашены. В оглашении показаний, о которых ходатайствовала защита было судьей отказано.

«Не нашли подтверждения в судебном заседании и заявления осуждённых и их защитников об оказанном на Аракчеева и свидетелей давлении со стороны сотрудников правоохранительных органов. Более того, в суде установлено, что в период проведения судебного разбирательства Аракчеев С.В., а также Худякова адвокат Кузнецова оказывали давление на свидетелей, склоняя их к даче ложных показаний».

Свидетели по делу подробно рассказывали об обстоятельствах примененного к ним давления, в том числе и насилия. При этом они называли фамилии конкретных должностных лиц. Их показания имеются в протоколах всех трех судебных процессов. В ходе всех трех судебных разбирательств, а также на следствии ни Аракчеев С.В., ни адвокат Худякова Кузнецова И.В. никогда никакого давления ни на кого из участников процесса, в том числе и на свидетелей, не оказывали. Таких данных в деле нет.

«Правильность указанного в приговоре номера автомата, которым был вооружён Аракчеев, подтверждается материалами уголовного дела».

В приговоре суда указано, что преступление совершено Аракчеевым С.В. при помощи автомата АКС-74 №7882965. Однако, в обвинительном заключении (стр.8), во всех постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого, Аракчееву С.В. вменяется совершение преступных действий с автоматом АКС-74 №7982965. К делу в качестве вещественного доказательства приобщен АКС-74 №7982965.

«Соблюдение уголовно-процессуального законодательства судом первой инстанции проверялось в ходе рассмотрения кассационных жалоб стороны защиты, нарушений порядка разрешения ходатайств и права на защиту судом не установлено».

Как уже было указано, председательствующим по делу при рассмотрении в кассационной инстанции был полковник юстиции судья Крупнов Игорь Владимирович, который до октября 2007 года был заместителем Председателя Северо-Кавказского окружного военного суда. Этот факт был скрыт от защиты, в противном случае Крупнову И.В. был бы заявлен отвод.

«Уголовное дело в отношении Аракчеева рассмотрено единолично судьёй в соответствии с решением Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 25.04.2006, отменившим предыдущий приговор, постановленный в соответствии с оправдательным вердиктом присяжных заседателей. При этом решение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации основывалось на законе, действовавшем на момент рассмотрения дела, в соответствии с которым дела об особо тяжких преступлениях против жизни не могут быть рассмотрены коллегией присяжных заседателей, постоянно проживающих на территории субъекта РФ, где совершено преступление, если невозможно сформировать такую коллегию. Вопреки Вашему утверждению, такой порядок не нарушает права военнослужащих».

Такого закона в правовой системе Российской Федерации никогда не существовало. Оправдательный приговор был отменен Военной коллегией Верховного Суда РФ на основании Постановления Конституционного Суда РФ от 6.04.2006 №3-П, которое, по мнению защиты, было истолковано коллегией неправильно.

При этом, Постановление КС РФ от 6.04.2006 №3-П больше на территории России не применялось, и набор присяжных для всех военных окружных и флотских судов производился и производится в прежнем порядке – в том же самом, в котором набирались присяжные до принятия этого Постановления (см.например, оправдательный приговор, вынесенный 14.10.2011 года Тихоокеанским флотским военным судом по делу об аварии на атомной подводной лодке «Нерпа»).

На основании Постановления КС РФ от 6.04.2006 №3-П были отменены только два приговора в Российской Федерации – это оправдательный приговор по делу Аракчеева С.В. и Худякова Е.С. и оправдательный приговор по делу Ульмана Э.А., Калаганского А.Е., Воеводина В.Н., Перелевского А.В. однако, не было отменено ни одного обвинительного приговора даже Северо-Кавказского окружного военного суда, не говоря уже обо всех остальных военных окружных и флотских судах.

«Иная оценка Вами исследованных в суде доказательств, принятых судами первой и кассационной инстанций процессуальных и иных решений, а также результаты психофизиологического обследования Аракчеева с использованием полиграфа, проведённого через 8 лет после совершения преступления и через 4 года после вступления приговора в законную силу, противоречат совокупности исследованных в суде доказательств, подтверждающих его вину, и не могут быть расценены как новые обстоятельства, определение которым дано в ст. 413 УПК РФ.

Юридическая оценка содеянному Аракчеевым дана правильно, а назначенное ему наказание соответствует общественной опасности совершённого преступления, данным о его личности и является справедливым. Оснований для постановки вопроса о пересмотре дела, в том числе ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, не имеется».

Сторона защиты не имела возможности провести психофизиологическое обследование Аракчеева с использованием полиграфа раньше. Однако, современная наука не ставит в зависимость результаты психофизиологического обследования от времени его проведения.

Источник: http://www.rus-obr.ru/blog/16480