«На мой взгляд, первопричиной оправдания послужило отправление правосудия не на территории Чеченской Республики, а также недопонимание присяжными по данному уголовному делу воли моего народа»

Президент Чеченской Республики Р.А. Кадыров

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
16239 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

Адвокат Аграновский: Доказательства невиновности Аракчеева и Худякова очевидны! (ИА "Росбалт", 30.08.07)

Ход очередного громкого судебного процесса над российскими военными, которые участвовали в контртеррористической операции в Чечне, корреспонденту ИА «Росбалт-Юг» прокомментировал адвокат Сергея Аракчеева Дмитрий Аграновский.
- Дмитрий Владимирович, почему, на Ваш взгляд, вообще возникла необходимость в 3-м процессе?
- Если у кого-то и возникла потребность в третьем процессе, то уж никак не у защиты. Я думаю, это произошло потому, что первые два не принесли «нужного» результата, продиктованного ложно понятым чувством политической целесообразности, – жестокого осуждения офицеров российской армии. По этой же причине дело не доверили суду присяжных. Лично я решительно не согласен с точкой зрения, что принесение офицеров российской армии в жертву может способствовать укреплению гражданского мира в России и поможет умиротворить сепаратистов и террористов.
- Дайте, пожалуйста, пояснения по предварительному следствию. Каковы адвокатские замечания к его результатам, в чем слабость доказательной базы обвинения?
- Приведу лишь один пример по самому главному доказательству обвинения – судебно-медицинским экспертизам трупов. Имеющиеся в деле судебно-медицинские экспертизы по определению не могут считаться таковыми: в связи с тем, что «по мусульманским обычаям вскрытие тел умерших не предусмотрено» (так указано в обвинительном заключении), обязательного в таких случаях вскрытия и внутреннего исследования трупов не проводилось, а проводился лишь наружный осмотр трупов с сильно выраженными гнилостными изменениями в могиле через четыре месяца после захоронения. По этим данным эксперт устанавливает огнестрельный характер ранений, последовательность их причинения, причины смерти, калибр (в том числе и в мягких тканях) и вид оружия! Достаточно обратиться к любой медицинской литературе, чтобы убедиться, что это просто невозможно. Кроме того, установление вида и калибра оружия вовсе не входит в компетенцию эксперта-медика, а устанавливается в ходе баллистической экспертизы. То есть так называемые «выводы» эксперта просто подогнаны под версию следствия.
- На каких фактах основана линия защиты? Чем могут быть разбиты доводы обвинения?
- Согласно представленной в суд выписки из приказа командира 2-го полка особого назначения Егорова N016 от 14 января 2003 года в пункте временной дислокации г. Грозный, «на 15 января 2003 года Аракчееву была поставлена задача на выход в качестве командира на инженерную разведку (разминирование) на БТР А-208, с группой прикрытия на БТР А-211 под командованием капитана Берелидзе».
Согласно протоколу осмотра журнала выхода машин от 18.01.2003, «15.01.2003 года БТР А-208 и А-211 выезжали три раза в периоды с 7.20 до 9.30, с 10.20 до 12.20 и с 14.20 до 15.25. Старшими являлись Аракчеев и Берелидзе». То есть, как видно из журнала, Аракчеев в момент описанных в обвинительном заключении событий был не с Худяковым на БТР А-226, а совсем в другом месте в качестве командира БТР А-208.
В судебном заседании оглашены имеющиеся в деле пять заключений баллистических экспертиз. Их выводы однозначны — все гильзы и пули, найденные на месте происшествия, не имею никакого отношения ни к автомату Худякова, ни к автомату Аракчеева, ни вообще к какому-либо оружию в/ч 3186, представленному на экспертизу.
В настоящее время (а процесс не завершен) алиби Аракчеева и Худякова подтверждают 17 допрошенных в судебном заседании свидетелей из числа тех, что допрашивались и на предыдущих судебных заседаниях. Кроме того, еще 8 новых свидетелей, подтверждающих алиби, допрошены впервые в этом судебном заседании. То есть доказательственная база защиты существенно выросла по сравнению с последним оправдательным приговором.
- Дмитрий Владимирович, зачем в деле несколько адвокатов? В чем роль каждого?
- Дело отличается повышенной сложностью и достаточно большим объемом. Кроме того, после отмены двух оправдательных приговоров и ликвидации для военных института присяжных заседателей защита оказалась в намного худшем положении, чем обвинение (на стороне которого еще и административный ресурс), и вынуждена была усиливать свои ряды.
- Как возникла идея пригласить общественным защитником Дмитрия Рогозина? В чем заключается его роль на процессе?
- Инициативу проявил сам Дмитрий Олегович, за что мы ему, безусловно, благодарны. Что касается его роли, то она разнообразна, в том числе как защитника непосредственно. Но для лучшего понимания роли Рогозина приведу цитату из знаменитого американского адвоката Леонарда Вейнгласа: «Я — адвокат, а не организатор политических акций. Но мой опыт показывает: демонстрации, реклама и объявления – все это привлекает внимание СМИ к делу и становится неотъемлемой частью судебного процесса. При ощутимой международной кампании солидарности СМИ внутри самих США тоже меняют свое отношение к делу– как это показал известный судебный процесс над Анжелой Дэвис. Важно помнить: голос адвоката услышат только в суде, тогда как голос общественности – во всем мире». Дмитрий Олегович и представляет общественность в нашем процессе.
- Какие чувства вызвал приговор по делу Ульмана?
- Очень горькие. Жестокий обвинительный приговор, вынесенный профессиональным судом после двух оправдательных, вынесенных судом присяжных, оставил впечатление, что результат по делу был предрешен заранее и не имел ничего общего с правосудием.
- Каковы перспективы процесса по срокам, и каким, на Ваш взгляд, будет вердикт?
- Полагаем, что приговор может быть вынесен в конце сентября – начале октября. Решение Кассационной инстанцией – Верховным Судом, думаю, будет принято еще до президентских выборов.
Вердикта как раз не будет, потому что вердикт – это решение присяжных, на основе которого суд выносит приговор. Каков он будет – сказать сложно, потому что, несмотря на очевидный, на наш взгляд, обвинительный уклон суда, доказательства невиновности Аракчеева и Худякова просто вопиющи и очевидны! Как вопиющи и нарушения в ходе производства по делу – одна медицинская «экспертиза» трупов по наружному осмотру без вскрытия после четырехмесячного пребывания в могиле чего стоит!
Напомним, по данным следствия, в январе 2003 года разведгруппа под командованием Евгения Худякова и Сергея Аракчеева в Грозном остановила автомобиль «КамАЗ» с тремя жителями чеченского селения Лаха-Варанды. Худяков убил водителя и пассажиров машины, после чего тела и автомобиль были сожжены. Также, по материалам следствия, Худяков обыскал водителя автомобиля «ГАЗ-3110» с пассажирами и в ходе допроса в военной части трижды выстрелил ему в ногу.
Худякову предъявлены обвинения в убийстве, разбое и умышленном уничтожении имущества. Аракчеев обвиняется в убийстве, разбое и превышении должностных полномочий. Оба офицера полностью отрицают вину по предъявленным обвинениям.
Северо-Кавказский окружной военный суд дважды в июне 2004 года и октябре 2005 года выносил оправдательный приговор Худякову и Аракчееву, причем решения суда были основаны на вердиктах присяжных. Военная коллегия Верховного суда РФ отменяла оправдательный приговор, и дело направлялось на новое рассмотрение.
Беседовал Эрик Соловьев, ИА «Росбалт-Юг»
www.rosbalt.ru/2007/08/30/409733.html