«Уместно предположить, что в деле Аракчеева и Худякова для жителей республики важны отнюдь не юридические тонкости. Важно, чтобы хоть кто-нибудь из «федералов» ответил перед законом»

Член правления общества «Мемориал» А. Черкасов

Главная

Статистика

Под обращением к Президенту России уже подписалось:
16239 человек

Нам помогают

Липцер, Ставицкая и партнёры

Агенство Политических Новостей

Баннеры

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Свободу лейтенанту Аракчееву!

Яндекс.Метрика

Ходатайство о признании недопустимой взрывотехнической экспертизы

В Северо-Кавказский окружной военный суд.
По делу Аракчеева С.В., обвиняемого по ст.ст.105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б» УК РФ, Худякова Е.С., обвиняемого по ст.ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 167 ч.1, 16 ч.1, 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б», 325 ч.1 УК РФ.

Х О Д А Т А Й С Т В О
о признании доказательств недопустимым и
исключении доказательств из перечня доказательств,
предъявляемых в судебном разбирательстве.

В т.8 на л.д.187-189 находится Постановление о назначении взрывотехнической судебной экспертизы от 14.05.2003.
В т.8 на л.д.202-207 находится Заключение взрывотехнической экспертизы №739/с с фототаблицей от 16.05.2003.
В т.8 на л.д.190 находится Протокол ознакомления обвиняемого Аракчеева С.В. от 24.05.2003 с Постановлением о назначении судебной взрывотехнической экспертизы от 14.05.2003.
В протоколе в графе «заявления» содержится напечатанный текст следующего содержания: «В связи с тем, что к эпизоду с убийством никакого отношения не имею, знакомиться с данным постановлением о назначении экспертизы не желаю».
То есть, с Постановлениями о назначении судебной взрывотехнической экспертизы Аракчеев С.В. был ознакомлен через 10 дней после ее проведения.
Какие-либо данные об ознакомлении Аракчеева С.В. с результатом этой экспертизы в деле отсутствуют.
Ссылка на, якобы, выраженный Аракчеевым С.В. отказ от ознакомления с Заключениями экспертиз не может быть принят судом, поскольку, этот отказ для следователя не является обязательным и юридической силы не имеет. В соответствии со ст.167 ч.1 УПК РФ, в случае отказа обвиняемого, участвующего в следственном действии, подписать протокол следственного действия, следователь вносит в него соответствующую запись, которая удостоверяется его подписью, а также подписью защитника или понятых. При этом, в соответствии со ст.167 ч.2 УПК РФ, лицу, отказавшемуся подписать протокол, должна быть предоставлена возможность дать объяснение причин отказа.
Какие-либо сведения о выполнении следователем в отношении Аракчеева С.В. требований ст.167 ч.1,2 УПК РФ в деле отсутствуют.
Кроме того, в соответствии со ст.206 ч.1 УПК РФ, предъявление обвиняемому Заключения эксперта является обязательным, как минимум, для разъяснения ему права ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной судебной экспертизы. В отношении Аракчеева С.В. требования ст.206 ч.1 УПК РФ были нарушены.
В т.8 на л.д.191 находится Протокол ознакомления обвиняемого Худякова Е.С. от 27.05.2007 с Постановлением о назначении взрывотехнической судебной экспертизы от 14.05.2003.
В т.8 на л.д.208 находится Протокол ознакомления обвиняемого Худякова Е.С. с Заключением эксперта №739/с от 16.05.2003.
То есть, с Постановлением о назначении судебной взрывотехнической экспертизы Худяков Е.С. был ознакомлен через 12 дней после ее проведения.
Таким образом, в ходе предварительного расследования по делу при назначении и производстве взрывотехнической экспертизы от 16.05.2003 (т.8 на л.д.202-207) следователем были грубо нарушены положения ст.ст.195 ч.3, 198 ч.1 УПК РФ, что повлекло существенное нарушение прав обвиняемых Аракчеева С.В. и Худякова Е.С. на защиту, в частности, лишило их при назначении экспертизы предоставленной ст.198 ч.1 УПК РФ возможности заявить отвод эксперту, ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов конкретно указанных ими лиц, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов к эксперту.
Ссылка на наличие такой возможности уже после производства экспертизы, противоречит закону и не может быть принята судом, поскольку нарушение прав обвиняемых в этом случае является необратимым и не может быть восполнено на следующих стадиях уголовного производства - ст.198 УПК РФ, как видно из ее названия, говорит лишь о правах, предоставляемых обвиняемым лишь при назначении и производстве экспертизы, но никак не после ее проведения, а порядок выражения отношения обвиняемого к уже выполненному Заключению экспертизы регулирует ст.206 УПК РФ.
Кроме того, осуществление права на защиту Аракчеевым С.В. в части осуществления прав, предусмотренных ст.ст.195 ч.3, 198 ч.1, 206 ч.1 УПК РФ было затруднено отсутствием у него защитника, так, как в соответствии со ст.49 ч.4 УПК РФ и ст.15 ч.4 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» указанный в протоколах соответствующих следственных действий адвокат Абрамов С.С. не мог быть допущен следствием в качестве защитника Аракчеева С.В. и не имел права осуществлять его защиту.

В соответствии со ст.57 ч.1 УПК РФ, экспертом является лицо, обладающее специальными познаниями, необходимыми для производства судебной экспертизы. В соответствии со ст. 70 ч.2 п.3 УПК РФ, эксперт может быть отведен, если обнаружится его некомпетентность.
В соответствии со ст.204 ч.1 п.7 УПК РФ, в Заключении эксперта указываются объекты исследований и материалы, представленные для производства экспертизы.
В соответствии со ст.204 ч.1 п.9 УПК РФ, в Заключении эксперта указываются содержание и результаты исследований с указанием примененных методик. При этом, в соответствии со ст.204 ч.1 п.10 УПК РФ, Заключение эксперта должно содержать обоснование сделанных им выводов.
В соответствии со ст.8 Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.
Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.»
Эксперт Тасуханов Х.И. закончил Грозненский педагогический институт по специальности «учитель труда». Как усматривается из представленного в судебное заседание Свидетельства №002482 от 17.01.2003, стаж работы эксперта Тасуханова Х.И. на момент производства экспертизы от 16.05.2003 составлял менее 4 месяцев. При этом в Заключении эксперта №739/с от 16.05.2003, в нарушение ст.204 ч.1 п.4 УПК РФ, указан не соответствующий действительности стаж работы эксперта в 2 года. Также, в Заключении эксперта №739/с от 16.05.2003 указано о наличии у эксперта высшего образования, однако не указано, что высшее образование у Тасуханова Х.И. по профилю проведенной экспертизы отсутствует.
Тасуханов Х.И. пояснил, что в 2003 году провел более 1000 экспертиз при годовой норме 80 экспертиз, что свидетельствует о невозможности проведения каждой экспертизы с должной тщательностью.
В судебном заседании защитой был заявлен отвод эксперту Тасуханову Х.И. по основаниям, предусмотренным ст.70 ч.2 п.3 УПК РФ в связи с тем, что обнаружилась его некомпетентность.
В Заключении эксперта №739/с от 16.05.2003 представленный на экспертизу автомобиль «КАМАЗ» никак не идентифицирован, что не позволяет сделать вывод о том, что в качестве объекта экспертизы выступал автомобиль, имеющий какое-либо отношение к уголовному делу по обвинению Аракчеева С.В. и Худякова Е.С.
Не идентифицировано представленное на экспертизу кольцо, якобы, от взрывателя УЗРГМ-2, хотя на соответствующих кольцах имеются маркировочные обозначения.
Как видно из представленных фотографий и из допроса эксперта Тасуханова Х.И., бензобак, на который, якобы, было положено взрывное устройство, на представленном на экспертизу автомобиле отсутствует вовсе, что принципиально не позволяет произвести какие-либо замеры для установления предполагаемого местонахождения взрывного устройства.
Примененные при исследовании методики в Заключении эксперта №739/с от 16.05.2003 не указаны, что не позволяет проверить их научную достоверность.
Не приведены никакие размеры и замеры – ни автомобиля «КАМАЗ», ни имеющихся либо отсутствующих деформаций и повреждений его конструкций, что не позволяет сделать вывод вообще о наличии таких деформации и повреждений.
Не приведены никакие расчеты в обоснование сделанных экспертом выводов.
При этом, методики исследования частично приведены лишь в разделе «Химическое исследование», в которой констатируется, что остатков взрывчатого вещества обнаружить не удалось. Тем более необоснованным выглядит вывод эксперта о взрыве мощного бризантного вещества массой от 400 до 600 грамм.
В ходе допроса эксперт Тасуханов Х.И. пояснил, что действительно не указал размеры и другие параметры, по которым проводил расчеты, а также сообщил, что произвел расчет по одной формуле, по которой производится расчет для бесконтактного подрыва дерева.
Однако, в данном случае эта формула не может быть применена для расчета количества взрывчатого вещества, поскольку, само наличие взрывчатого вещества не установлено и не приведены ни один из параметров, которые могли бы быть подставлены в соответствующие формулы для расчетов.
Таким образом, есть все основания полагать, что выводы эксперта Тасуханова Х.И. были обусловлены сведениями, приведенными в Постановлении о назначении взрывотехнической экспертизы, а не данными, полученными в результате экспертного исследования.
В ходе допроса специалиста Кондратьева В.В. получены новые данные, дающие оснований полагать, что Заключение эксперта №739/с является необоснованным и неполным, не соответствующим требованиям действующего законодательства. Выводы, сделанные в категорической форме, не основаны на данных, изложенных в разделе «обстоятельства дела» и исследовательской части Заключения эксперта №739/с.
Допрошенный в качестве специалиста Кондратьев В.В. пояснил, что при отсутствии следов взрывчатого вещества и его идентификации рассчитать его массу принципиально невозможно, поскольку только взрывных веществ бризантного действия известно более 100 наименований, при этом расчет, в целях его достоверности и обоснованности производится, как минимум, по двум разным формулам, а достоверный расчет по одной формуле принципиально невозможен.
Также эксперт Тасуханов Х.И. и специалист Кондратьев В.В. показали, что приведение в действие тротиловой шашки с помощью взрывателя УЗРГМ-2, практически невозможно, так как взрыватель УЗРГМ-2 является взрывателем кумулятивного действия, а диаметр входного отверстия для штатного взрывателя в тротиловой шашке меньше диаметра взрывателя УЗРГМ-2. В силу же этого же кумулятивного, то есть, направленного принципа действия, практически, невозможно приведение взрывного устройства в действие путем зажатия между двумя тротиловыми шашками. При этом, ни в самом экспертном Заключении, ни в обвинительном заключении нет ни слова про такую возможность подрыва.
Кроме того, специалист Кондратьев В.В. показал, что приведения в действие взрывателя УЗРГМ-2 при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении, необходимо усилия порядка 10 кг, что, по мнению защиты, просто исключает приведение в действие взрывного устройства способом, описанным в обвинительном заключении.
Таким образом, Заключение взрывотехнической экспертизы №739/с с фототаблицей от 16.05.2003 (т.8 л.д.202-207) не соответствует ст.204 ч.1 п.7, 9, 10 УПК РФ, ст.8 Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", а при ее назначении и проведении были нарушены положения ст.ст.49 ч.4, 51 ч.1 п.5, 195 ч.3, 198 ч.1, 206 ч.1 УПК РФ ст.ст.6 ч.2, 15 ч.4 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Ссылка на то, что эпизод с подрывом «КАМАЗА» не вменяется никому из подсудимых, не может быть принята судом, так как Заключение взрывотехнической экспертизы значится в списке доказательств, приведенном в обвинительном заключении, и может служить обоснованием для обвинения Аракчеева С.В. и Худякова Е.В. в совершении других преступлений.
В связи с изложенным, в соответствии со ст.75 ч.1 УПК РФ ст.50 ч.2 Конституции РФ, прошу признать Заключение взрывотехнической экспертизы №739/с с фототаблицей от 16.05.2003 (т.8 л.д.202-207) недопустимым доказательством и исключить его из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве по уголовному делу по обвинению Аракчеева С.В. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б» УК РФ и Худякова Е.С. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч.2 п.п. «а, ж, з, л», 162 ч.3 п. «б», 167 ч.1, 16 ч.1, 35 ч.2 - 286 ч.3 п.п. «а, б», 325 ч.1 УК РФ.

24 июля 2007 года

Аграновский Д.В.


См. также:

Ходатайство о назначении повторной экспертизы